вторник, 5 мая 2009 г.

Лики ада

Когда-то я был плотником, то есть работал по плоти, создавая ту для того, чтобы кто-то мог примерить ее на себя. У каждого вида плоти есть своя тонкость, есть нечто определенное, могущее испортить ее, сделав пользование невыносимой мукой. Это может быть совсем невзрачной пылинкой, на отделение которой уходят десятилетия после того, как плоть сооружена за полгода.

Делая плоть, древние мастера советуют относиться к каждому творению как к окончательному. Они открыли закон невозможности прозрения безграничного цикла плототворения, начинающегося снова и снова, поэтому они живы по-сей день и занимаются тем-же, чем начали в первых числах раннего палеолита.

Возможно это привычка к доскональному изучению формы сыграла со мной злую шутку. Занимаясь своей работой, я сделал открытие - узнал о существовании ада обыкновенных вещей, всегда находящихся вокруг нас.

Но если привычка к осмотру сыграла эту шутку, то несомненно и спасла меня от полного и кромешного помрачения.

На моих устах застыла сейчас скептическая улыбка, я улыбаюсь одними уголками губ и этого совсем не заметно со стороны, если есть какая-то сторона. Я подозреваю, что в моих глазах могла бы блеснуть отрешенная слеза умиления. Когда я смотрю на вещи, хранящие свой покой, то невольно фыркаю, колебля пламя свечи. Я вижу, как корешок одной книги немного выступает вперед, оттеняя другой, все эти цвета - некоторые буквы золотые, другие серебряные, третьи наоборот темные, - они так обманчиво нежны в полутенях. Вокруг очень надежные вещи, ведь их плоть я создал сам и в них нет никакого изъяна.

Многие люди притягиваются разными вещами, предметами интерьера - они проваливаются в них, застывая среди дней и ночей. На самом деле таких людей было много больше, чем можно было бы полагать, веря переписям населения. Но почти каждый, кому открылись вещи, мгновенно исчезал, его не становилось среди нас. Остальные сходили с ума или примыкали к горстке несчастных, называющих себя мечтателями.

Предметы позволяют собой пользоваться, о нет, они не исчезнут только оттого, что вы знаете об их несуществовании, о форме-обманке, складывающей это мозаичное панно. Даже из мышеловки можно есть сыр, счастливо радуясь его тонкому, изысканному аромату. Поэтому вы берете в руку трубу батареи отопления и знаете, что у вас в руке находится ад, но ничего не можете изменить.

Кое-кто искал смысла внутри вещей, заглядывал сквозь их форму, тщательно живописуя себе открывающиеся перспективы, но я знаю, что все это не так, ведь сам создавал их. Именно такие, какие есть, они являются частицами ада, существуя и не существуя, но за этим их полусуществованием нет ничего. Ад подвижен, он может летать, парить, когда является тополиным пухом или пером птицы или-же осенним листом; ему доступно падение - в разных, разных формах, быстрое или медленное, - но он может и замирать. Я бросаю кувшин и наблюдаю за ним - сначала он летит, потом замирает, когда все вокруг еще движется, он висит в журчащем многообразии динамичных вещей, которые тоже являются адом и могут стоять, вращаться, замирать, - в конце концов кувшин можно отпустить и он разобъется, оставив после себя жизнерадостные черепки ада.

В чистом поле вы увидите цветы - один, другой желтый цветок, их огромное множество, вы можете пройти по ним, посмотреть на то, как они качаются. Ранним утром на их листьях лежит роса. Несмотря на то, что их много, не забудьте остановить взгляд на каком-то одном - всего на мгновение, которое может длиться вечность, и на самом деле оно длится вечность, просто вы еще об этом не знаете.

Каждый предмет покажется вам особым, у каждого своя личность, своя кожура, как вам хотелось бы думать, скрывающая под собой что-то другое. Но каков должен быть ужас того, кто увидел их правду, рассмотрел в их уникальной личности, не входящей в противоречие с единообразием множества, пустоту, Ничто - не в какой-нибудь безопасной глуби, под фантастическими покровами специальных терминов, а непосредственно в ней - ведь сама форма их оказывается тождественной тому, что существует, а все, что существует - это Тьма.

Я надолго застывал, хотя казался идущим - и был им - порою мое висение в кристаллах полной Тьмы длилось невозможно долго, я не мог ничего сделать, ничего сказать, потому что нет ничего, что лежало бы под озвучаньем немого ответа - или вопроса - в этом вечном видении пустоты, тождественной форме. Вся сила Тьмы, все безграничное богатство совершенного сердца Пустоты, лежит на каждой вещи - это бесконечные ряды печатей, наборы деталей, форм, не закрывающих собой ничего, но тем не менее слагающих мозаику космоса вокруг нас - какие-то лепестки, пыль, кусочки старого асфальта в пожухлой траве, и сама трава, предметы в их целокупности, мягко переходящие в мелочь предметов, составляющих целокупность, но тоже целокупных, как книги на длинных полках, форма спортивного лимузина, промчавшегося по шоссе, это ад, щерящийся своими зевами, неприкрыто глазеющий, с чувством молчащий везде и всегда, в каждой вещи, в каждом слове и в любом аромате - во всем, что есть очевидного, скрытого и полуобнаженного, во всем большом и малом, в клетках тела, если рассмотреть их... Если вы рассмотрите ладонь, то увидите маленькие детали одного ада, маленькие личности, с ледяным достоинством существующие сами по себе.

Вибрация, из которой создана плоть, все звуки, цвета, я слышу ее, вижу ее переходы, как она распространяется из центра нейтронного взрыва, целует атомные ядра вашего помойного ведра, научая их искусству звучать на особый манер, испускать тонкие ароматы, как в аду, выглядеть как ад, то есть как будто ад меняется на ваших глазах от того, что его поцеловал другой ад - так это хотелось бы видеть в самых оптимистических снах, но реальность много страшнее, много хуже, несоизмеримо непонятнее. Ибо кто понимает, почему волна идет за другой волной - на самом деле никто.

Плоть и пылинка или платье и грязь, которая прилипла к краю, две разные волны, в которых нашло выражение бесчисленное множество других, зачастую малоизвестных волн, волн пустоты в пустоте. Одно не портит другого, и другое не портит одного, каждое имеет свое лицо - лицо, представляющее собой истинное лицо ада.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

 

Поиск

D.A.O. Rating