воскресенье, 23 октября 2016 г.

Разделитель

Кинофильм "Разделитель" оставляет достаточно гнетущее впечатление и однозначно выделяется из общей массы постапокалиптического жанра, не исключая также и некоторых претенциозных изделий, пытающихся заставить задуматься. В "Разделителе" представлен целый спектр концепций, которые могли бы с успехом фигурировать в сюжетах ночных кошмаров, и в этом нет ничего удивительного, ведь речь идет об общем делителе - нуле, преломляясь в котором, единство трансформируется во множество.


После просмотра фильма возникает закономерный вопрос: что сделала и что должна была сделать единственная выжившая в финале героиня для того, чтобы все это предотвратить (об этом чуть ниже)? Она взирала на происходящее, начиная с атомного взрыва за окном, как на данность, а ее выживание систематически основывалось на том, что делали и что заранее планировали сделать мужчины, представляющиеся ее воображению обезумевшими животными. Ее образ предлагает зрителю винить жестокую патриархальную цивилизацию в уничтожении жестокой патриархальной цивилизации, но именно женщина со своими примитивными мотивами и полной неспособностью разбираться с конфликтной ситуацией, женщина, способная лишь на то, чтобы вилять бедрами с целью выторговывания сиюминутных преференций, привела эту цивилизацию к тому, что она видит перед собой в конце кинофильма. Это то, чего она хотела.
Если вас кусает насекомое, то вы можете быть уверены в том, что речь идет о самке. Когда две собаки при встрече без разговоров набрасываются друг на друга, то это суки, при встрече с самцом поведение коих разительно меняется - перед вами совсем другой человек, а не та злобная и сварливая собачонка. Два самца, когда конфронтация неизбежна, все-таки могут найти мирное решение и расстаться друзьями, но с самками такого не случается никогда, потому что каждая из них окружена врагами и ничем иным.

Именно самочьей психологией питается миф об инстинктивной защите своей территории, ибо в качестве территории самка не без оснований рассматривает не столько пространство вокруг, но саму себя. Она - это то, с чего начинается любая территория и конфликт интересов. Не существует существа более жестокого и равнодушного, чем женская особь.

Жалость, сострадание и инстинкт продолжения рода инструментализируются женской особью, вовлекающей потенциальных и актуальных партнеров в собственный конфликт. Определенная параллель между способом действия женщины и моделью богов, принуждающих человека вершить вместо них преступления незыблемых законов, основана, в свою очередь, на предпринимаемой теми инструментализации женской парадигмы.

Вторая представленная и не дожившая до финала представительница женской гендерной категории становится, соответственно, второй иллюстрацией деструктивного влияния женщины на мужской коллектив. Это безумная женщина, в совершенстве овладевшая искусством манипуляции реальностью через процедурную генерацию придуманных мужчинами моделей поведения, своего рода карго-культ, расцветающий смайликами и надушенный дешевыми духами круглогодичный хэллоуин. Начинается праздник с обращенного к дочери предложения помедитировать. У нас тут взрываются атомные бомбы, сверху обрушивается дом, но маленькая девочка должна попытаться представить себе приятный свет.

Четки оказываются забыты после первого же травматического переживания. Женщина меняется. Что-то в ней, как может догадаться зритель, ломается - что-то настолько системообразующее, что ломается и она сама. Речь идет о контроллере модуля процедурной генерации моделей, отвечающих мужским ожиданиям.

Проблема мужского коллектива, иллюстрирующего мужскую парадигму в мире женских контринициатических стандартов, состоит в предельной зависимости от женщины как волшебного зеркала. Когда такое зеркало разбивается, закономерно слетают с катушек и мужчины, которых то по-прежнему пытается отражать. Они все еще не изменили своим логикам поведения, но таймер уже тикает. Сломанная женщина менструирует, как настоящая, красит губы, как живая, двигается, как имеющая сознание. Конец человеческой цивилизации наступает после того, как тело, клятвенно обещавшее бесконечные удовольствия, ломается на руках у мужчин, созданием которых оно пыталось быть.

Учитывая то обстоятельство, что ядерная война в фильме демонстрирует случай сверхъестественного вмешательства, ставящего свой целью уничтожение космоса и отбор детских душ для нового цикла, вопрос о том, что могла сделать женщина для предотвращения печального исхода, весьма сложен и ответ на него может, в лучшем случае, иметь рекомендательный характер, нежели быть правильным. У женщин и мужчин мало шансов против магии богов, развязывающих войны, тем более, если война планируется как абсолютно безвыигрышная. Нет у них шансов и против демонов, спасающих ребенка-девочку и помещающих ту в близкие к пренатальным лабораторные условия. Лучшее, что могли сделать женщины и мужчины, это превентивно сложить оружие, отказаться от участия в контринициатических гендерных играх и порвать связи с природой, сделавшей их рабами. Осуществить необратимую денатурацию следовало еще до вступления во взрослую жизнь, закономерным результатом которой становится путешествие по ту сторону сливного отверстия.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

 

Поиск

D.A.O. Rating