суббота, 24 сентября 2011 г.

Парадигма выживания в современной школе телесериалов

Старая и новая школы телесериалов

Краткость исторического периода, в который к настоящему дню уложилось формирование индустрии компьютерных игр, не позволяет рассматривать модификацию парадигмы как отсылку к категориальному разделению на старую и новую школы, в связи с чем понятие "олдскульного", будучи применяемым к играм, в подавляющей мере носит персоно-ориентированный характер и основывается на психологизме возрастного восприятия. В общем и целом понятие "старой школы" в этом случае апеллирует к "человечности" (в смысле маркетинга с человеческим лицом) с выраженным флером узкого профиля, а именно, определенной элитарности жанра, который, оставаясь за гранью серьезного рынка услуг, поневоле не сдерживался узкими рамками массовости. Развитие технологии в первом десятилетии XXI в. н. э. нивелировало различие "старого и нового" до очевидного разрыва между "новым и быстро устаревающим". Сегодня, когда во главу угла ставится фактический технологический регресс, закрепляемый деградацией мощностей массовой компьютерной техники и ее функциональной дифференциацией, появляется возможность проследить тенденцию формирования непрерывного континуума (с 2005-2006 г. по сей день), в рамках которого может существовать не только новая, но и старая школа. Для сравнительной оценки обеих школ, однако, подобного пятилетнего периода оказывается недостаточно.


В противность компьютерным играм, жанр телесериала, достигший консенсуса с современным технологическим уровнем к середине восьмидесятых годов прошлого столетия, уже сегодня может быть успешно разделен на две школы, старую и новую, к первой из которых относятся Star Trek, Stargate, Farscape и Andromeda (вдаваясь в детали, следовало бы причислить к этой категории советский телесериал "Подросток", являющийся не только примером блистательной драматургии, но и представителем настоящей старой школы), а ко второй уже рассмотренный ранее Battlestar Galactica, Heroes (этот шедевр своего жанра заслуживает отдельного упоминания как модель безапелляционной пропаганды контринициатических сиддхи) и Fringe. В общем и целом вторая категория вплотную сближается с современными представлениями об эффективной суггестии, базирующейся на диких психологических, если не сказать психотропных теориях, также находящих свое широкое применение в концепции хоронзонических социальных сетей. Разрушение психики, которое предусматривает новая школа, по мнению экспертов, относится к разряду неизбежных побочных эффектов, негативные характеристики которых оказываются статистически куда как менее значимы, чем прогнозируемая польза от "промывания мозгов". Стоит отметить, что зависимость в обществе потребления не относится к числу нежелательных эффектов, напротив, наркозависимость является таким же рыночным инструментом, как и расширение рынка. Реальным побочным эффектом, с точки зрения общества потребления, может оказаться лишь полная социальная деградация, смыкающаяся с отказом от потребления и с выходом за рамки общественного договора. Поэтому новая школа постулирует принцип "точки невозвращения", в согласии с которым, инвалидность не должна быть неполной: если вы споткнулись, то вот вам зыбучий песок.

Оценка новой школы телесериалов неотъемлема от одного любопытного наблюдения. Дело в том, что, помимо разрушительного психотропного видеоряда, составленного из лоскутов бессвязной канвы, общим моментом в них становится подложная дихотомия парадигм, под каждой из которых на поверку скрывается парадигма выживания. Если драматургия новой школы постулирует конфликт, то за бесконечным мельтешением зритель к величайшему своему удивлению видит противостояние одного и того же: когда одна сторона поднимает лозунг "контринициатическое выживание любой ценой", то другая (а точнее, все другие, потому что "непримиримая оппозиция" осталась в старой школе) непременно парирует его контраргументом "нет, не так - контринициатическое выживание любой ценой". Это наблюдение вплотную подводит к уже рассмотренной ранее концепции "безопасного маршрута" современной западной мысли и шире - экзистенции. О чем бы вы ни думали, и насколько свободно не оперировали компонентами мировоззрений, вы никогда не пересечете линию, обозначенную флажками общественного договора. Это не то чтобы запрещено, а физически невозможно. Даже законченный маньяк-дегенерат не перейдет флажков, потому что в душе он хочет стать "хорошим", чтобы выжить. Он в любом случае стремится к "хорошему". Таков Гай Болтар - безумный гений, сложный и противоречивый, неисправимо дурной (а почему дурной? - потому, что на протяжении 88 серий это попеременно повторяют сложные и противоречивые фигуры адмирала и президента). Таков же и психотропный Сайлор - часовщик из "Героев", выступающий под драматический фортепьянный наигрыш. В конце концов он действительно оказывается хорошим, - то ли потому, что в него попала сложная и противоречивая частица хорошего человека, то ли на основании харизматичности фигуры. Таков посыл психотропных телесериалов новой школы.

Напомним, что выживание является ныне последним прибежищем сироты, напуганного и деморализованного контринициатической пустотой. Этот сломленный, обманутый религиозной пропагандой и потерявший свое здоровье за просмотром сериалов человек уже никогда не прыгнет в пропасть. Он убежит от океанской волны, а если и согласится на погибель, то лишь для того, чтобы защитить своих жалких господ. Этот раб хочет выжить любой ценой и верит в выживание рода, но ничего из того, о чем он думает, не существует: просчитается не только он, но и те, которые, мотивируя нищенскими зрелищами, посылают его на амбразуры дурного бытия.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

 

Поиск

D.A.O. Rating