вторник, 24 февраля 2015 г.

3 антивоенные песни и бритва Оккама

Методологический принцип Бритвы Оккама, который, впрочем, нельзя считать совершенно приемлемым в делах, выходящих за рамки задач, для решения которых он предназначен, гласит, что не следует без веской на то причины вводить дополнительные переменные либо дискурсы как системы таковых, если решение может быть найдено посредством уже существующих и с успехом используемых.


Любое явление в этом мире, в случае, если его нет резона относить к сливному отверстию, может быть объяснено на основе метафизических, в том числе демонологических догм и постулатов. Всякое другое объяснение является контекстуальным излишеством, приемлемость которого ограничена сферой применения приемов риторики и драматургии.

В 60-х годах прошлого столетия Соединенные Штаты Америки оказали военную помощь вьетнамскому народу, страну которого захлестнула волна насилия и бандформирований, управляемых из Москвы. Тактика просоветских террористических групп оказалась достаточно эффективной для того, чтобы американский налогоплательщик сформировал четкую гражданскую позицию, в которой не оставалось места военному пафосу. Сыновья тех отцов, которые победили во Второй Мировой, не подписывались на благотоворительную смерть за счастье никому не известных вьетнамцев. Превратить позорное поражение в войне в достойное окончание авантюры стало возможно благодаря гражданской сознательности, вылившейся в полномасштабное антивоенное движение, которое, так или иначе, изменило историю современного мира и сделало его таким, каким он известен нам ныне.

Своим успехом антивоенный активизм обязан существенному взносу в его общую кассу, сделанному видными деятелями американской поп-культуры, некоторые образцы которой пытались воспроизводить и в СССР ("Был один парень..."). Полный провал социалистических имитаций, впрочем, державшихся на плаву поддувом американофильской романтики, был предопределен самой парадигмой поверхностного подражания сродни тому, какое наблюдается ныне в кинематографе. Имитируя "американский блокбастер", европейское, китайское и индийское кино, да и сам Голливуд обрекает себя на обращение к целевой аудитории непритязательного простого человека, не способного ни к какому оценочному суждению и видящему самоценность в сменяющиеся картинках и эффектах.

Качественное произведение искусства, в отличие от имитаций, скрывает в себе невообразимое богатство символических уровней, среди которых принятый обществом в качестве центрального на деле является частным и малозначимым. Именно богатство целого позволяет части иметь смысл, так сказать, делегирует ей метафизические энергии. Ниже мы коротко рассмотрим три образца песен, относимых общественным мнением к антивоенному жанру, но в действительности представляющих метафизику столь же прямым текстом, как, например, художественный фильм "Маребито".


Animals - house of the rising sun



Любой топоним, упоминаемый в прорывных произведениях песенного жанра, самым непосредственным образом указывает на неземную локализацию называемого места. Если поется о Сан-Франциско или, например, о Вологде, то мы слышим "Небесный Сан-Франциско" и, соответственно, "Небесная Вологда". В песне "Дом Восходящего Солнца" лирический герой воспевает место в Небесном Нью-Орлеане, место, которое названо Домом Восходящего Солнца. Название богатое, не так ли? В этом доме нью-орлеанская модница, дьяволица, с которой герой вступает в мезальянс, дарует ему абсолютную свободу от бытия, в просторечьи - погибель. Все действия лирического героя подчинены шаманской логике поведения и он стоит на этой земле лишь одной ногой, другой при этом находясь в вагоне поезда, билет на который является основой и центром человеческой культуры и упоминается в другой прорывной песне (Eruption, One Way Ticket). Герой с билетом возвращается в Небесный Нью-Орлеан, потому что его место там - в приятном плену.


Creedence Clearwater Revival - run through the jungle



Любой лес, в особенности тропический, является эквивалентом, а в тексте - вербальным субститутом промежуточных миров нави, простирающихся между обжитым космосом и хаосом. В песне предпринята попытка помощи тому, кто оказался в промежуточных мирах. Безличность обращения и невидимость лирического я сочетается с формированием диспозиции знающего и непросвещенного и свидетельствует о том, что некто с шаманскими полномочиями обращается к внезапно (инициатически или клинически) умершему. Он обращается к самым примитивным инстинктам и мотивациям, не пытаясь рисовать точной топологической карты, а ограничиваясь лишь самыми значительными и несомненными ориентирами. Лирический психопомп старается достучаться до того, кто в страхе и одиночестве блуждает по предельно опасным территориям, рискуя встретить на своем пути полчища алчных демонов или свиту Дикой Охоты, грозовой звук которой уже слышен где-то за деревьями. Возможно, этот голос психопомпа и принадлежит кому-то из свиты, но хуже уже не будет, понимаете-ли, если вы находитесь в таком положении, то надо бежать через джунгли под управлением обнаженной воли и, если вас сожрет, например, дикая свинья, это будет достойным концом вашего жалкого существования и началом жизни новой.


The Doors - Tell All The People



Когда в метафизически прорывном произведении искусства произносится словосочетание "все люди", это имеет отношение к архаичному племени и лишь самым опосредованным образом связано с современной концепцией "всего человечества". "Все люди" означает "все настоящие люди". В этой антивоенной песне, в отличие от предыдущей, происходит персонификация психопомпа и появление лирического я, которое, как становится ясно из текста, уже известно всем людям (будучи неверно понятым как "все человечество" это положение влечет за собой мизинтерпретации в христианском ключе). Здесь лирическое я выступает от имени родового духа, в близкое знакомство с которым родо-племенной человек вступает во время регулярных инициаций. Подчеркивая слова "скажите все людям, это я...", поющий апеллирует к собранию всего народа, перешедшего на иной виток экзистенциальной спирали и временно рассеянного по джунглям. К ним обращен этот зов, делимый на три важных сообщения: 1) ваша жизнь завершена (в этом цикле достигла полноты), 2) это я (кого вы знаете, а не чужой), 3) следуйте за мной вниз.


См. тж. Синопсис "Эрики" и "Катюши", двух военных песен 

и Маребито, эссе о существе кошмара и пути культурного героя

Комментариев нет:

Отправить комментарий

 

Поиск

D.A.O. Rating