суббота, 30 декабря 2017 г.

Запрет на появление в общественных местах без тульпы - итоги десятилетия

За десять лет после принятия нашумевшего закона о запрете на появление в публичных местах без индивидуальной тульпы многое изменилось и споры улеглись. Сегодня для нас совершенно нормально, выходя на улицу, материализовывать тульпу, а когда в супермаркете встречается "одиночка" без законного сопровождения, мы настораживаемся, подозревая, что перед нами психически больной человек или приезжий.


Мы попросили ответить на несколько вопросов активиста Иоанна Гуанова, одного из инициаторов всенародного референдума, который затем вылился в закон о запрете на появление в публичных местах без индивидуальной тульпы.

Редакция. Во время всенародного референдума вы ежедневно получали угрозы в ваш адрес. Что вы тогда чувствовали?

Иоанн Гуанов. Действительно, я получал угрозы и не только в письменном виде. Меня узнавали на улице, подходили и пытались вывести из себя. Но я воспринимал это с понимающей улыбкой, зная, что злоба направлена не на меня лично. Я просто становился ее целью. Мои оппоненты изливали свои опасения, связанные с тем, что им придется искоренить дурную привычку появляться в публичных местах без индивидуальной тульпы. Со временем количество посягательств на меня снизилось, так как люди поняли, что им придется что-то менять в себе, если они хотят догнать меняющееся общество.

Редакция. А сейчас вы продолжаете получать угрозы?

Иоанн Гуанов. Сейчас не чаще двух-трех угроз в месяц, но и я уже не тот, что прежде. Мне больше не удается оставаться безразличным, в конце концов, я дал людям десять лет, чтобы прийти в себя. Просто связываюсь с прокуратурой. Мне, кстати, пришлось сменить место жительства и я участвовал в программе защиты светочей всероссийского значения. Мое нынешнее имя это псевдоним и, по понятным причинам, я не могу называть настоящего, которое у меня сейчас тоже другое.

Редакция. Как вы оцениваете прогресс общества за истекшее десятилетие.

Иоанн Гуанов. Я вижу, что общество изменилось. Раньше, завидев меня, люди менялись в лице, не понимая, что им просто следует сформировать тульпу и в таком виде появляться в публичных местах. Меня делали персоной нонграта и буквально вышвыривали с общественных мероприятий. Мне приходилось возвращаться с полицией и объяснять на каждом шагу, что тульпа - это понятие не сексуальное, даже асексуальное на самом то деле. Вы можете материализовать совершенно любую тульпу, тульпу вашего отца, тульпу Ленина, Мартина Лютера Кинга, да кого угодно, хоть Льва Толстого и с нею законопослушно появиться в публичном месте. Конечно, сексуальная тульпа предпочтительнее, и в референдуме изначально был такой пункт. К-сожалению, оргкомитет потом его изъял.

Редакция. Что вы чувствовали, когда узнали, что ключевой пункт - изъят?

Иоанн Гуанов. Разочарование. На самом деле требуется четко дефинировать, что такое тульпа сама по себе. Я не понимаю, почему должно дозволяться то, что ни с какой точки зрения не приносит человеку пользы, а приносит лишь вред. От сексуальной тульпы польза многократно доказана, а недостаток секса дурно сказывается на здоровье, рано сводит в могилу и вообще ложится тяжким грузом на плечи касс медстрахования.

Редакция. А сами вы когда-нибудь появлялись без тульпы?

Иоанн Гуанов. Я? Нет, что вы! Ни разу не пробовал. Знакомые, члены семьи предлагали попробовать появиться в публичном месте без тульпы, но я отвечал отказом. Мне свое здоровье дороже. Я всегда, даже когда было в порядке вещей вредить окружающим путем появления без тульпы, ходил с сексуальной тульпой и занимался с ней тем, чем следует, то есть сексом, как любой здоровый человек. Не заниматься с тульпой сексом, даже если она совершенно не сексуальная, например, тульпа Сталина, это противоречит человеческой природе и сегодня мало-помалу общество уже приняло данный факт.

Редакция. Многие в последние годы нашли способ появляться без тульпы, формально не нарушая законов...

Иоанн Гуанов. Понимаю, о чем вы. Это электронная тульпа, которую располагают в смартфоне и носят как амулет. Я повторяю снова: главное сейчас дать четкое определение понятия тульпы, чтобы не возникало подобных эксцессов, когда люди практикуют пагубное пристрастие к появлению без тульпы, прикрываясь при этом всякими девайсами и амулетами. Мне приходилось самому вызывать полицию, когда видел человека с амулетом. Я вам говорю прямо: вы будете объяснять прокурору, почему решили пойти на такой шаг, и объяснения вроде "у меня амулет - я в любой момент могу призвать тульпу" там не прокатят. Пора учиться решать свои собственные проблемы в рамках правового поля.

Редакция. Вы планируете продолжать бороться за расширение сфер применения закона, например, на появление в общественных местах без Суккуба?

Иоанн Гуанов. Да знаете, раньше планировал, но на самом деле важно дать четкое определение понятия тульпы, чтобы преступник не насмехался над обществом, вредя направо и налево, но видел собственные границы. Если совесть не является врожденным свойством, ее необходимо привить извне. Что касается Суккубов, я позволю себе пойти дальше и спросить вас, почему допустимо появление в общественных местах без Смерти, ведь она тоже может воплотиться как тульпа? Вот, предположим, Смерть сопровождает демонопоклонника и находится кто-то, кто говорит так: где адепт, а где Смерть, подразумевая, что Смерти не досуг появляться и сопровождать "какого-то адепта". Но позвольте на это заметить, что Смерть не думает, что вы должны обосновать и санкционировать ее появление: она просто появляется где и когда желает появиться. Появляется ли она во плоти, в форме духа или как концепция, это уже скорее вопрос методологический... Со стороны же закона должны быть сформулированы четкие юридические критерии, по которым мы будем определять, кто с тульпой, а кто без нее. Возвращаясь к вашему вопросу, повторю, что я уже не тот и лично не буду участвовать в подготовке нового референдума.

Редакция. Вы разочаровались в политической активности?

Иоанн Гуанов. Нет, просто я стал смотреть на вещи чуточку по-другому. Сейчас уже не принято появляться в общественных местах без тульпы и я, конечно, чувствую, что в этом достижении есть немалая часть моей личной заслуги, но думаю, что достаточно следовать букве закона самому, не принуждая к этому других. Я вообще не сторонник насильного принуждения. Но если я в чем и разочарован, то это в моих прежних соратниках, конкретно, в партии отказа от нательных драпировок. Они немного отошли от первоначальных принципов и я фактически оказался единственным, кто все еще требовал запрета на ношение сексапильными тульпами юбок. Что ж, оказывается, принципами можно поступаться в угоду политической коньюнктуре.

Редакция. Ситуация сейчас нормализовалась, но еще есть вещи, которые вредят здоровью. Недавно Европарламент обсуждал запрет на появление в публичных местах без плотоядного демона...

Иоанн Гуанов. Да, я слежу за этой инициативой. Знаете, закон, я считаю, нужный и своевременный, но ставит перед нами колоссальную задачу определения юридических рамок плотоядного демона. Нужно ли носить с собой кубик ксенобитов или достаточно энохианского ключа? Должен ли быть демон призван постоянно? Я всегда говорю - да, должен, но находятся те, кто желает смягчить остроту вопроса, угодить всем сторонам, среди которых есть и те, которые вовсе не хотели бы допустить запрета на появление в общественных местах без плотоядного демона. Понятно, что демон будет пожирать других, и это хорошо, но как должны отвечать другие, если при них тоже будет плотоядный демон? Вопрос на самом деле этический, в законе должен быть четко прописан порядок, кто кусает первым, кто лакает кровь, кто обгладывает кости.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

 

Поиск

D.A.O. Rating