среда, 18 октября 2017 г.

Собака и кошка


По-настоящему понятным для человека является то, что пригодно к прикладному использованию, как, например, две цифры, 2 и 2 понятны - их можно сложить и перемножить. Важно иметь точки опоры и образцы для сравнения, ведь то, что вы никогда не видели и что не способны помыслить, не может быть использовано в простых логических операциях, идущих рука об руку со штатным функционированием сознания. Произнося "собака и кошка", мы имеем в виду собаку и кошку и эти образы адекватно транслируются сочетанием слов "собака и кошка", которое, хоть, на первый взгляд, и не говорит ни о чем, наделено досказанностью.


Было бы не совсем корректно говорить о том, что бичом большинства произведений современной массовой культуры является досказанность, заставляющая увядать едва распустившиеся цветки легкой заинтересованности. Критически важным моментом в тенденции к скорой развязке интриг становится ее (развязки) зацикленность на понятной любому профану актуальности.

Профан, шире - контринициатический человек - в принципе не способен к самостоятельной оценке, в-частности, он не может отличить компетентную недосказанность от графомании, потому что метафизическая перспектива для него по-определению закрыта и представляется в лучшем случае плодом чужих фантазий, в слепом доверии или недоверии к которым он блуждает всю свою жизнь. Подобная недееспособность в известной мере может быть скомпенсирована хорошим образованием, но ее устранение невозможно без радикального прерывания континуальности жизни и реального инициатического прорыва.

Как и в упомянутом выше случае "собаки и кошки", досказанностью наделена формула "Хаос, Ктеис и Космос", равно как и, например, "брашит бра элохим", что, однако, для профана равносильно фэнтезийным абстракциям. В то время как для адепта это не только просто и понятно, но и всякий раз открывает ошеломительные перспективы.

Так вот, основной претензией к "досказанности", коей проникнута массовая культура, может быть то, что всякий раз, когда мы ожидаем перехода в иную топологию или хотя бы дискурс "Хаоса, Ктеиса и Космоса", случается рандомный поворот в противоположном направлении, как если бы игрушечный вертолет тыкался в стены и столбы без малейшего представления о том, как обойти препятствие и куда вообще можно двигаться, и что, в-принципе, ему, будучи вертолетом, можно было бы двигаться не только по земле.

Классическим примером достойного сожаления поворота не туда является сцена пробуждения Нео в Матрице. Понимаете-ли, предшествовавшие ей сцены, действия и слова предполагали определенный прорыв, но все свелось к возвращению к тому же самому. Мы справедливо ожидали, что теперь, после слов Морфея про "Матрицу, которая нас окружает", произойдет нечто беспрецедентное и режиссеры свершат не имеющую аналогов демонстрацию выхода в совершенно иную топологию, но разочарование не заставило себя ждать и после того, как Нео открыл глаза на человекоферме, картина нивелировалась до обычного научно-фантастического боевика со спецэффектами. Кстати, на фоне скатившейся к концу в сказку про христа-спасителя матричной трилогии недавний фильм "Восхождение Юпитер" выглядит вполне сносно, предлагая зрителю совершить экскурс в миры архонтов, богов и демонов.

Еще один случай поворота не туда демонстрируется сериалом "Сосны", который начинается весьма многообещающе, но вскоре скатывается в банальщину, а именно, когда нас в спешном порядке начинают бомбардировать понятными и не противоречащими бытовому опыту объяснениями происходящего. Ущербный второй сезон, который с горем пополам вытягивается лишь стыдливо промелькнувшим драматизмом периодически пробуждавшегося и видевшего исчезновение цивилизации смотрителя, можно было прогнозировать уже с середины первого. Складывается ощущение, что сценарии пишут операторы и светотехники, так же, как в играх сюжетом занимаются программисты и 3d-ваятели. Наверное, это позволяет существенно сократить бюджет, благо зритель/игрок не заметит разницы, а квалифицированные писатели - это не то, что чернорабочие, им еще нужно платить.

Другие примеры:

-Сериал "Дикий запад" - момент, когда интрига с осевой парадигмой лабиринта обернется жалким пшиком, оттягивают до последних серий, отчего поворот не туда не становится менее смехотворным.

-Игра "Fallout 4" - в дополнении "Far Harbor" интрига с туманом оборачивается навевающим зевоту пшиком еще не начавшись. Уважающий себя игрок должен деинсталлировать игру незамедлительно после того, как его посылают на стену убивать мобов, если он не удалил ее еще раньше, когда после первых минут стало понятно, что игра состоит исключительно из скорострельных пшиков, должных ублажать плебеев. Впрочем, монстры из тумана это общее место: если неохота думать над тем, что там может быть за непроглядным туманом, напичкайте его лезущими внутрь монстрами, по-возможности плотоядными и с щупальцами.
-Игра "Planescape: Torment", что прославлена образами Грейс и Анны, не избежала достойной сожаления досказанности, подобно проклятью хронического заболевания вновь и вновь напоминающей о себе, начиная с первых минут. Можно закрыть глаза на гулей, пугающий и суровый образ коих намечается в процессе прибытия в Погребенную Деревню, ведь гулями в массовой культуре уже привычно называют определенный род незалежных мертвецов и ждать, что под ними внезапно будут фигурировать гули-демоны, было бы чересчур наивно. То, что разочаровывает по-настоящему и запоминается как весьма неприятное переживание, это соотношение образа Баатора с тем, что в дальнейшем оказывается одноименной локацией.
-Сериал "За гранью" (Fringe) - четыре сезона зрителя бомбардируют забавной антинаучной хуетой, чтобы в пятом выяснилось, что интригующие лысые пришельцы это всего лишь прогрессировавшие люди из будущего, в своем титаническом мозговом величии задумавшие аж захватить прошлое.

К-сожалению или к-счастью, примеров, по которым можно было бы пройтись, в массовой культуре не так уж много, потому что она по большей части состоит из вовсе не достойной внимания мишуры.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

 

Поиск

D.A.O. Rating