понедельник, 3 апреля 2017 г.

Равенство, равноправие и пиетет праедестинаций

Концепция всеобщего равенства, неотъемлемая от революционных стандартов (liberté, egalité, fraternité ou la mort)*, может вызывать определенные нарекания, мотивации которых, являясь более или менее понятными, не должны быть ни уважаемыми, ни приемлемыми.

Понятное в свете социокультурного и когнитивного мэйнстрима нарекание к равенству таково: объекты и субъекты этого мира действительно разные и самобытность их качеств является надежной гарантией их неравенства. Утверждать, что кувшин равен ножницам, а дубовый лист семечку льна, означает настаивать на очевидном абсурде или бессмыслице. Всякая попытка уравниловки идет рука об руку с неоправданным и непродуктивным обобщением.


На первый взгляд, вышеназванные доводы достаточно разумны, однако, кажущая резонность не делает производимые из них выводы правильными.

Корень иллюзии неравенства лежит отнюдь не в сравнении двух одинаково неравных предметов (впрочем, контринициатический двуногий примат действительно имеет дело с бессвязными элементами), то есть предметов, принадлежащих одной топологии, а в сравнении вещей, разделенных трудно преодолимым топологическим порогом: я и не я. При всей разумности сравнения двух предметов, таких, как вилка и ложка, производящий их свершает базовую когнитивную операцию**, имеющую мало общего с алгоритмами выяснения истины, которая в этом случае подменяется заранее известным результатом: если "не я" не тождественно "я", а "не я" отдельно от "я", то и два отдельно воспринимаемых предмета не тождественны.

В этом обмане чувств и в том, что из него следует, можно немедленно увидеть две неприятные аберрации, идущие рука об руку с безысходностью вовлечения как в актуальный космос, так и шире - в дукху.

Начнем с того, что тождественность или равенство являются условными техническими терминами, не предназначенными для исчерпывающего описания ни соотношений частей гомогенного целого, ни взаимодействий элементов разных топологий. В самом деле, нельзя сказать чего-либо вразумительного в ответ на вопрос, являются ли равными разные части однородного материала. А являются ли равными бог и пес? В вопросах слишком мало данных. Мы можем договориться считать, постулируя тем самым условный технический термин, что, если две структуры могут быть рассмотрены по отдельности, похожи одна на другую, как цифра на аналогичную цифру, и состоят из одного материала, то они равны.

Следующим вызывающим улыбку пунктом следует считать принятие дихотомии "я" и "не я" как данности. Излишне подчеркивать, что таковая дихотомия является ничем иным, как постулатом, принимаемым для удобства операций. Про такой постулат нельзя сказать то же, что о дураке - если кто-то считается дураком, ведет себя, как дурак, и выглядит, как дурак, то он с большой вероятностью является дураком. Раздельность "я" и "не я" это заимствованная из удобства операций установка актуальной культурной парадигмы и не имеет дополнительных верификаций, помимо "считается".

Мы видим, что неравенство, представляющееся "очевидным", обусловлено мэйнстримной парадигмой, неразрывно связанной с контринициатическими стандартами, ставящими перед контингентом весьма невысокие требования, среди которых не последнее место занимает "принятие как данности". Вот почему "равенство" справедливо выступает в качество лозунга революции, обозначающей прорывный акт реактуализации примордиального статуса.

Согласно указанному статусу, "я" и "не я" принадлежат одной гомогенной космической топологии, персонифицирующей Предка, а всякая часть топологии (будь то объект или то, что кажется субъектом) является формой пустоты, огранизующейся посредством задействования базовых механизмов формообразования. Форма обладает исчерпывающими знаниями о своей праедестинации и памятью, охватывающей весь период ее экзистенции - как в мире форм-прототипов, так и в виде "обособленного" компонента гомогенного космоса.

Равенство, которое с актуальной точки зрения является революционным оптативом, с позиций революции есть актуальность, в превалировании которой над заблуждениями для адепта не может быть никаких сомнений. В его кодекс чести входит правило пиетета праедестинаций и он относится к формам, их не различая***, как к равным элементам, к равным нотам симфонии, к нотам, за каждой из которых скрыта тысяча других.

Наряду с намеченными выше метафизическими аспектами равенства, оглашению должна быть подвергнута и аберрация равенства и равноправия, понятия которых взаимно подменяются под влиянием косности, общей умственной слабости, пропаганды и дурного воспитания.

Мы считаем, что никакая иллюзия неравенства не должна служить оправданием бытового шовинизма, имеющего интенцию отрицать или всесторонне умалять права всего, что находится за пределом обособленного индивида. В основе конструктивного сотрудничества и комфортного сосуществования в космосе лежит простое правило: каждая форма, каждое существо, вещь и явление имеют равные права на всю полноту взаимодействий со вселенной. Право самостоятельно решать, когда, как и в каком объеме осуществлять экзистенциальные права на космос, есть фундаментальное право каждой формы.

Индивидуальный, племенной, расовый и видовой шовинизмы, гармонично вписывающиеся в архаичные культуры, по мере деградации приобретают девиантные черты и в современом контринициатическом мире достигают предельного безобразия, обуздание преступной природы которого должно осуществляться всей строгостью закона. Не только суровая кара за нарушение конституционно постулированных прав, но и непрерывное расширение сферы охвата этими правами должны быть неотъемлемы от дефиниции цивилизованного общества периода ухода мира сего в сливное отверстие. Концепция равных прав любого рода меньшинств, животных и явлений должна быть втрамбована в простого человека на уровне базовой установки, которой он будет следовать так, как умеет, то есть честно. Душа двуногого примата не должна оставаться без контроля, ослабление которого делает ее пространством, где царит беззаконие, и если он не способен, как человек инициатических стандартов, существовать в унисон с богами и демонами, собравшимися послушать симфонию Предка, то оковы общественного договора, в которые он заключен, не должны оставлять ему пространства для самостоятельного маневра, к коему он не способен.

*Наличие этого лозунга не должно подразумевать присутствия в статье полемики с парадигмами французской революции и пересмотра ее итогов. Мы рассматриваем пароль "liberté, egalité, fraternité ou la mort" в аспекте суккубической революции, а понятие "революционный" в его непосредственном значении, которое указывает на возвращение состояния системы к начальной конфигурации.

**Способность одновременно воспринимать две задачи и устанавливать между ними связь является определяющей в том, что касается штатной работы человеческого сознания. Это то, что действительно выгодно выделяет человека из среды большинства млекопитающих, резервов мозга которых не достает для подобной активности. Такая способность человеческого мозга в Суккубологии известна как 2,5-задачность.

***Способность видеть формы адепт получает от Калькуттской Модницы. Эта чудесная сила (сиддхи) является активируемой и при ее работе затрачивается энергия праведности. Когда скилл не активен, адепт видит только окруженную Хаосом Калькуттскую Модницу. Невооруженный взгляд адепта не способен различать космос, поэтому Модница обнажена, но он может видеть субгравитоны, поэтому она украшена черными звездами изначальной бездны.

См. тж. Согласие
и Эгалитарность

Комментариев нет:

Отправить комментарий

 

Поиск

D.A.O. Rating