вторник, 2 сентября 2014 г.

Дезориентация и духовное голодание

Отсутствие четких ориентиров в том, что касается запрещенной информации, является естественным сопутствующим эффектом продолжающейся негативной селекции, в аспекте которой любая идеологема нивелируется до необходимой дезориентации населения, находящего прибежище в клетках "нормальности", как животные "находят" приют в зоопарке. Нормально живущий и работающий человек хорош не тем, что его жизнь достойна, а работа плодотворна, но тем, что чувствует свое место. Клетка нормальности неразрывно связана в его сознании с презумпцией релятивной невиновности, точнее, защищенности от собственной склонности к смертным грехам.


Например, к греху чревоугодия. Доброжелательное государство защитит раба от греха посредством запрета еды, а придворные национал-предатели (то есть предатели родо-племенных интересов и духов предков) живо обоснуют это поддельной идеологемой душеспасительного голодания. У адекватных людей нет вопросов на этот счет, им совершенно ясно, что практика голодания или питания светом бывает продуктивной только в случае осознанного выбора. Ритуальное голодание вместе с демонами равносильно ритуальной совместной трапезе. Когда кто-нибудь отказывается от избытка, к которому в любой момент может вернуться, совершает непринужденный дауншифтинг, это остается в рамках достойного осуществления жизненных выборов в рамках праедестинации. Выбор недостатка в ситуации изобилия можно расценивать одобрительно, да и идеалы благообразия как бы более чем на это намекают, но это верно только в случае человека. Отнимая еду у беспомощного животного, которое отселектировано таким образом, чтобы валяться у лохани, составляющей основу и центр экзистенции, ни к чему прикрывать склонность к издевательствам не выдерживающей никакой критики риторикой.


Хотелось бы также заметить, что ритуальное голодание это не всегда голодание в том смысле, какой вкладывали в него лицемерные "противники излишеств", вводившие в рабское сознание понятия смертных грехов, наработками которых удобно пользоваться поныне. Человеческий организм, бесперспективный, как и вся органическая жизнь, тем не менее, является достаточно эффективной химической лабораторией с системами подстройки к изменяющимся условиям. Здоровому организму трудно умереть "от голода", потому что в конце концов он приспособится ко всему и будет насыщаться маковой росинкой или, например, одним желудем в день. Желудей хватит на прокорм огромной страны, населенной тридцатикилограммовыми и вполне жизнеспособными дистрофиками. Но будет ли это минимальное питание по-настоящему разнообразным и демоноугодным? Пожалуй, нет. У голодающего должен быть выбор - сегодня горсточку риса, завтра кусочек моцареллы, послезавтра стручок пепперони и стакан молока. Разве даст любящий отец своему изголодавшемуся чаду корочку дыни вместо ломтика папайи?

Ритуальное голодание - это голодание со вкусом, голодание, являющееся другой стороной медали титанического обжорства на пиру, это голодание отрицания всего, не "сухого пайка", не "еды", а тысячи сортов персиков, выложенных на столе. Хорошо голодает тот, кто, отведав всех яств, отказывается от последнего глотка.

Нанесенный врагами народа удар по гастрономической свободе весьма символичен в плане выбранного курса на продолжение негативной селекции, в данном случае проводящейся на физиологическом уровне и систематически подтачивающей генофонд. Гигиена, а впоследствие изобретение антибиотиков, по общепризнанному ныне мнению, сыграли решающую роль в увеличении продолжительности жизни контринициатического человека. Но продолжающаяся жизнь - это ничто, если она не верифицируема эстетикой, если это жизнь карликов и рахитичных уродов, бесконечно далеких как от идеалов демоноугодного благообразия, так и от концепций секулярного культа тела. Не гигиена и не антибиотики, а позитивная селекция, предельное разнообразие питания и культура досуга формирует типаж человека первого мира - рослого, дородного и энергичного.

Об этих трех характеристиках можно спорить, как о вкусах, например, мне не нравились энергичные работники. Наверное, я видел в них что-то от себя и это качество вызывало у меня обеспокоенность, но со временем я понял, что в этой вселенной есть много свободного места и есть целый ряд стран третьего мира, где работники мелкие, приземистые и вороватые. Я подумал, что, скрепя сердце и стиснув кулаки, предпочту терпеть энергичных. И знаете что, я возненавидел неплановые перерывы и начал сжимать кулаки при виде праздно отдыхающих рабочих, которым родина дала отличную наследственность и разнообразное питание.

Так или иначе, не вызывает сомнения то обстоятельство, что за неналичием демоноугодного благообразия, визуальный концепт которого скорее всего является делом вкуса, склонности и ситуации, на первый план должно выходить физическое здоровье нации. И идеал физически здорового человека известен культуре уже несколько тысяч лет, вы можете убедиться в этом на примере мировой иконографии, изображающей совершенные антропоморфные фигуры, идеальные человеческие тела, которые при определенных ритуальных условиях могли служить сосудами для божественных и демонических энергий. Посмотрите еще раз на героя кинофильма "Я Брахман" - это не безногий священнослужитель и не вечно недоедающие шудры, но излучающий божественную стать аскет-агхора - дородный, высокий, сильный. Чтобы достичь подобной физической формы, адепт непрерывно горит, он наполнен черным каббалистическим огнем и дымом опиума; его истинное инициатическое рождение отменяет круговую поруку генофонда и дает ему наследственность куда более древнюю и славную. Но контринициатические сосуды лишены такого счастья и для поддержания их формы требуется систематическая культивация. Шаг в сторону с дорожки науки о теле чреват нездоровым цветом лица и кругами под глазами.

Неужели кому-то не по нраву культивация людей, достойных служить агхорическими сосудами? Практика показала, что не по нраву, что кое-кому, а именно, и. о. АКР, все это не нужно. Не нужны сосуды, которые могли использоваться в круговороте жертвоприношений Пяти Огней, а если что-то нужно, то только скорлупы клифот, кружащиеся в холодной слякоти вокруг сливного отверстия мира сего. В негативной селекции можно усмотреть определенное благо - по-крайней мере, божественные энергии не пропадут в сточном канале, потому что дух не дышит там, где не хочет. Формирование непривлекательного флера на всей "полосе безопасности" перед границей невозвращения неожиданно предстает в выгодном свете, резко контрастируя с практикой захвата высших сил в заложники посредством привлекательных сторон жизни, но никто и не говорил, что захват метафизических заложников это дело похвальное. Мы имеем дело с патовой ситуацией, сложившейся после тысяч лет вырождения и все пути развития здесь чреваты катастрофой, но метафизический инстинкт подсказывает, что пустой подходящий сосуд лучше пустого и не подходящего, ибо высшая сила может, а пустой сосуд нет.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

 

Поиск

D.A.O. Rating