среда, 11 апреля 2012 г.

Плотность информации

Информация не может быть потеряна. Но она может быть вынесена за скобки.

Принцип абсолютной информационной избыточности любого объема, формирование которого детально объясняется субгравитонной теорией, технически сближается с концепцией бесконечной плотности. Каждый компонент объективной реальности, будучи представляемым как множественность вложенных модулирующих сигналов, естественным образом сохраняет такой объем информации, который существенно превосходит возможности считывания в рамках отдельной онтологической модели.

Лай собаки или обособленный звук, вычлененный из речи, воспринимается нами исходя из закономерностей конвенциональной линейной парадигмы - как отдельное сигнальное звено (сравнимое с 0 или 1 двоичного кода). Однако, фактический объем информации, содержащейся в этом "отдельном звене", сопоставим с количеством данных, необходимых для воссоздания всего космоса. В силу некоторых механизмов ограничения мы не можем либо боимся того, чтобы "вглядеться, вслушаться и вдуматься" в реально присутствующий объем (который с нашей точки зрения бесперспективен и бесконечен).


Рассмотрим несколько составляющих непринимаемого нами во внимание объема. Прежде всего, должно быть совершенно ясно, что "отдельный лай собаки" имеет 1) временную протяженность и 2) собственную частоту; что само по себе репрезентирует этот "отдельный лай" в форме двумерной "матрицы". Мы привыкли "считывать" ее как одномерную, но и двумерностью, которая лавинообразно увеличивает информационную насыщенность, дело вовсе не ограничивается. Звук "отдельного лая" складывается, как и хрестоматийное звучание демонической речи, из поли-частотного спектра накладываемых модуляций, параметры каждой из которых являются параметрами измерений. Таким образом, уже при наличии одного распознаваемого модулирующего сигнала (в реальности же таких сигналов много больше) мы будем иметь дело с трехмерной матрицей. То, что мы принимали за "0" или "1", оказывается "контейнером" - сложной структурою, подобной океанской волне, в коей все - и объем, и цвет, и коэффициенты преломления, и динамика формируют параметры многомерного хранилища информации.

Что касается слышимого звука, то с ним теперь вроде бы все прояснилось. Однако, теория и практика помехо- и отказоустойчивой кеномы настаивает на том, что любой неподвижный, неизменяющийся, не имеющий вкуса и запаха, не вибрирующий в слышимом спектре объект в любом случае представляет собой контейнер, информационный объем которого не может быть меньше девяти в девятой степени, потому что основа всего - девятирична, и девять есть непререкаемое число модификаций примордиальной вибрации.

Абсолютная избыточность информации, содержащейся в каждом компоненте "псевдо-информационного ряда", естественным образом подразумевает избыточность, в том числе, и "не важной", а может быть и вовсе "ложной информации". Более того, есть серьезные основания полагать, что объектность (напомним, что она является техническим термином теории умного солипсизма) формируется преимущественно на основе ложной, а не "истинной" правды. Избыточность "ложной", то есть запредельно ложно интерпретируемой информации в общем и целом представляет собой ничто иное, как саму избыточность информации, неотъемлемую от отказо- и помехоустойчивости. При этом "мотивация", просматриваемая за ложной интерпретацией, может являться лишь одним из параметров многомерного контейнера восстанавливаемых данных. Принципы эгалитарности, толерантности и ангельского терпения, ставящиеся во главу угла демонологическими дисциплинами и истинными демонопоклонниками, формируют пространство беспристрастной оценки параметров, среди которых не делается качественного различия. Ошибка и преднамеренная либо "не специальная" ложь, с этой точки зрения, неотличимы от, например, шороха третьего века раффлезианки, воссоздающей реальность своих пажитей. Так, в ознакомительном порядке читая Талмуд, адепт нисколько не удивится тому, что написанное сильно расходится с его представлениями как о каббалистической, так и религиоведческой интерпретации (ср. напр. Лев. 19, 9-10, Второзак. 24, 19—22 в трактате "Край", где речь ведется, как это ни странно, не о последних колосьях, а преимущественно о налогообложении); он отдает себе отчет в том, что эта избыточная, "ложная" информация является лишь отдаленным отблеском того богатства, которое может быть восстановлено из любого малого знакового ряда.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

 

Поиск

D.A.O. Rating