суббота, 19 ноября 2011 г.

Мистер Хайд и правовое сознание

Чувство персональной инициатической избранности является основополагающим компонентом человеческой личности, вне зависимости от того, к какому сословию она принадлежит по праву рождения или в силу обстоятельств, определяемых актуальным общественным договором. Масштабируемость ролей инициатического стандарта неотъемлема от того, что исключительная сакральная миссия рядового шудры, с точки зрения демонических императивов, не менее объемна и важна, чем миссия брахмана или верховного правителя. Так же и полнота претворения праедестинации на личном уровне ощущается одинаково - одинаково воспринимается и недостаток, будь он малым в случае шудры или достигающим титанических величин в случае брахмана. Отсутствие одного куска хлеба нарушает ритуальный цикл не меньше, чем недосказанное слово священного гимна. Верно и обратное: никакое страдание шудры не может превзойти боли правителя, которому не дано утешить подданных.

вторник, 8 ноября 2011 г.

Некоторые замечания о числе 11.11.11

На первой странице каждой респектабельной серьезной газеты непременно публикуется курьезная новость, удачно оттеняющая важность важных событий, таких как явление знаменитых стариков, извлеченных из могилы, и жизнеописание необыкновенных людей. Титаническая значимость раскрученных в сми персон и событий проходит дополнительную верификацию за счет публикации рядом с новостью о слоненке, носик которого застрял в канализационном люке, после чего, де, вся гватемальская полиция была брошена на вызволение животного. "Всюду жизнь, - говорит себе читатель, - а значит и другие новости наверняка правдивы."

В первую дюжину лет начинающегося столетия на первых полосах газет находит место один и тот же курьезный сюжет о забавных числах календаря: 01.01.01, 02.02.02 etc, к которым стремятся приобщиться простые люди. В этом году таким удивительным числом стало 11.11.11 - в этот день по традиции будет совершено наибольшее число свадебных церемоний, равно как и порочных зачатий.

Но что же стоит за тремя числами, которые с неизменностью привлекают к себе внимание обывателя? Прежде всего, странным моментом становится число месяца: смещение и бездумное переиначивание весьма характерно для современного культурного новояза. Невзирая на то, что сентябрь, октябрь, ноябрь и декабрь имеют в европейских языках отнюдь не китайские названия и непосредственное соотношение с числами 7, 8, 9 и 10 должно быть ясно каждому, относительно ложного счисления ныне установлен "договор по умолчанию". Таким образом осуществляется деликатное объяснение того, что, если находящиеся у всех на виду 7, 8, 9 и 10 нарекаются, соответственно, 9, 10, 11 и 12, то на все остальные несуразности тем более не стоит обращать внимания. Исчисление месяцев в европейских языках имеет свою основу в примате новогоднего празднества, соответствующего весеннему равноденствию или, как называли это латиняне, "равноночию".

Что касается числа года, с ним дело обстоит не менее, а может и более сомнительно. Принятое среди миноритарной части населения земли летосчисление базируется на двух ложных предпосылках: на абсолютном примате исторического (в частности, выходящего за рамки традиционного века как актуального времени, верифицируемого опытом жизни особи) времени и на произвольной точке отсчета, которую на протяжении тысячелетий тщетно пытались "доделать" до соответствия представлениям о мифическом времени.

Наконец, число дня в современном его виде базируется на системе de absurdo, не имеющей никакого отношения к реальности. Имитация "астрометрической точности", на которую с апломбом намекает календарная система, основана на обскурных сплетениях самых примитивных подчетов "на пальцах", редуцированных до простоты, которая должна была стать понятной "даже ребенку". В традиционных обществах счисление дней текущего месяца объявляется жреческой коллегией в его начале.

В отличие от "обаятельных" дат, таких как 11.11.11, которые лишены какого-либо смысла и имеют свое обособленное существование исключительно в контринициатической культуре, знаменательная дата 9 ноября, которая традиционно соответствует зловещему празднику Ночи Кобылы, не только привлекается к священнному числу 99, кристаллизуясь из неразличимости ночной субстанции, но и произрастает из полнолуния. Тринадцатая Пятница, Суббота, 9 ноября, полнолуние, Ночь Кобылы сосуществуют в неизменном гармоничном согласии, допуская восшествие племен и народов в мир предков.

среда, 2 ноября 2011 г.

Пропаганда войны

Возвышение и распространение индоевропейцев, в устройстве общества которых выделялась новая и для того периода непропорционально развитая каста воинов, положило начало той пропаганде "благородства войны", в том числе "за правое дело", которая, как и сама война, приобретает все более зловещие формы по мере "разоблачения" "первобытной жестокости" и становления общества современного типа.

Пропаганда войны, в которой видное место занимает апелляция к "выживанию", идет рука об руку с девиантным феноменом обывательского страха перед войной. Стоит отметить, что если речь в случае выживания может вестись не только о государстве, но и о народе, то под последним всегда имеется в виду так называемая гражданская нация, безликая маска которой оттеняет страдания бесчисленного множества племен; при этом основополагающим мотивом вовлеченности в суггестию благородства войны остается бытовой или обывательский страх перед неблагоприятными изменениями, которыми не только предположительно сопровождается пришествие войны на свою территорию, но и наличие военного статуса как такового. Война превращается в тотальное "стихийное бедствие", подчиненное законам вездесущего рандома и по темным, непредсказуемым для обывателя законам пожирающее "средства налогоплательщика" ради темных, логически невоспроизводимых и оперирующих нечеловеческими, но и не божественными масштабами рекогносцировок. Сотня боевых вертолетов, не имеющих никакого отношения ни к войне, ни к выживанию, размещается в туманном военном округе только с одной целью: опоить население бессмысленным пойлом информации и отвлечь от важных задач, в первую очередь от воспоминания родовых корней свой собственной, узко-специальной и бесконечно далекой от гражданской нации семьи.

В условиях архаичного родо-племенного общества сложно представить возможность случайной войны как стихийного бедствия, вырывающего "обывателя" из привычного течения и разрушающего семьи. Аналогично трудно вообразить себе тотальную, стихийную войну с соседями по жилому участку: если из-за ограды прилетит камень, то скорее всего вы не станете говорить о том, что "сильные мира сего" поставили подневольные семьи под ружье: главы подворий в этом случае сами являются теми фигурами, которым делегированы ведущие конфликтные роли.

Бросать все свои дела и становиться под ружье, чтобы сгинуть в затхлых окопах ради пустого контринициатического государства, которое с самого рождения пресекало родо-племенную реализацию любого представителя контингента населения и кормило суррогатными хлебами да бесперспективными зрелищами, считается ныне едва ли не делом наипервейшей чести. Но никакой чести в этом, увы, нет. С честью можно урегулировать конфликт с соседом по лестничной клетке, а защита статистов, прикрывающихся маской "мирного населения" "своей страны", является уделом прирожденно обесчещенного сироты.
 

Поиск

D.A.O. Rating