понедельник, 26 сентября 2011 г.

Freischeinlichkeit: свобода и работа

Freischeinlichkeit und Feierabend

Мысль, замкнутая в рамках принципиальной невозможности пересечения флажков и не сознающая несвободы, стала фундаментом европейского миропонимания, порок которого Фридрих Ницше выразил в понятии "кажимости свободы" или Freischeinlichkeit.

Wahrscheinlichkeit, aber keine Wahrheit: Freischeinlichkeit , aber keine Freiheit, - diese beiden Früchte sind es, derentwegen der Baum der Erkenntnis nicht mit dem Baum des Lebens verwechselt werden kann.


Парадоксальным образом сближающиеся понятия европейской Freiheit и русской свободы на поверку оказываются не только относящимися к разным корням, но и выражающими совершенно различные, хотя в известной мере родственные между собой парадигмы, и если Freiheit наделяется несомненной идеологической связью с пятницей, то свобода состоит в самых близких отношениях с субботой.

Несложно заметить, что русское слово "свобода" технически является сложносоставным. Попытка классифицировать его компоненты вызывает у индоевропеиста куда больше скуки, нежели вдохновения. Нет ничего вдохновляющего в постыдных занятиях, к каким относятся перечисления чисел и корней. Тот, кто съел на этом собаку, закатит глаза и зевнет, тому же, кто впервые подошел к сияющим энтузиазмом вратам расхожего знания, будут так же бесполезны рафинированные крупицы информации, как умирающему таблетки витамина C. В эту дверь вам придется войти самим и самостоятельно найти в прихожей стоптанные тапочки, а мы можем лишь подвергнуть сомнению все ваши мусорные находки.

Перечисление корней и чисел дарует иллюзию свободы, вплотную смыкающейся с набившей оскомину юношеской окрыленностью. Это занятие бесперспективное, как сама Freischeinlichkeit. Давайте уясним, что к чему: для каббалиста не существует примата счисления, а напротив, числа ему столь же покорны, как чернила писцу, который астрометрически точным движением окунает перо в чернильницу. Странно было бы видеть писца, который изучает чернила и приходит в экстаз, как беспризорник над баночкой пахучего клея. Демонопоклонничество, не имеющее ничего общего с работой (это стоит подчеркнуть в виду укоренившихся суггестивных инсинуаций относительно так называемого великого делания), дает адепту особые сиддхи: он все подмечает, в его глазах отдельная птица - это тысяча вещей и дверей, она соткана из чисел и девичьих грез, из ложек к обеду и из экслибриса на корочке старинного гримуара. За каждой вещью изгибаются уста изустной Традиции.

Отлично, разобрались с этимологией субботы свободы. Тяжелее вам стало жить от того, что это не так? Сделалось бы легче в противном случае? Тоже нет. "Мне стало тяжелее, мне стало легче," - твердят сироты, наученные этой логике "поведения" рабским общественным договором. А что такое логика поведения в применении к современному человеку? Представьте себе особый датчик, который присобачен к корпусу, чтобы демонстрировать показания "от фонаря", не имеющие никакого отношения к реальному положению дел. Игрушечный видеотелефон с хрюшей и степашкой на бумажном экране. Не следует забывать и о том, что "я" это последняя буква русского алфавита. То, что, как вам кажется, "вы думаете", хотите что-то "узнать" или в чем-нибудь "разобраться", бесконечно далеко от критериев оценки реальных действующих сил.

Так или иначе, сегодня несомненно одно: что для русского суббота, то для немца пятница. Когда второй говорит "Feierabend", первый вкладывает всю полноту смысла показаний рассмотренного выше датчика в "русское" слово "шабаш", которое становится де факто синонимом "свободы".

"Feierabend" дословно означает "вечер огней" - и это отнюдь не абстрактные огни, а огни феерических мистерий. Feuer и Feier апеллируют к единому смысловому полю ритуального континуума, с которым эвидентным образом связана Freiheit. Freier ("свободный") по определению - это тот, кто приходит в феерический Lustgarten и совершает обряд нимфолепсии. Огонь мистерии темен: пятница принадлежит к нисходящему во тьму периоду недели и, если понимать таковую как последовательность семи дней, де факто является пиком, с которого начинается нисхождение: от пятницы к субботе (день полной луны) и воскресенью и понедельнику, дню убывающей луны. День убывающей луны - понедельник - в европейской традиции вплоть до недавних времен считался непригодным к любому начинанию, в том числе к начинанию работы. Многопрофильность и поливариантность "дня, когда западло работать", вплотную смыкается с архаической концепцией работы как недостойного действия. Так же, как и связанная с мраком лунность, манифестирующаяся в каждом из сегментов цикла в формах, которые есть основания считать качественно неоднородными, нежелательность и даже запретность работы распределяется по всем дням недели.

Работа (от русск. раб, "наемный слуга, избавляющий господина от неприятных и/или рутинных трудов")- суть совокупность факторов, предотвращающих натуральное развитие ритуального цикла, в том числе создающих препятствие для реализации финального перехода. Под бытовой устроенностью, континуум которой формируется работой, сокрыты бездны травматического опыта оставшихся, которые теряют связь с ушедшим в непроглядность метафизической спирали племенем. Антитеза устроенности и разрухи по существу базируется на несовместимости статуса оставшихся (вынужденно обустраивающихся) и ушедших (вымерших вплоть до последних резервов генофонда). Фундаментальный смысл свободы состоит в примате необходимого уничтожения и пересечения порога вслед за Звездой Кошмаров, горящей в сердце Предка.

В современном мире вечер рабочего дня формирует пространство побега от несвободы рабской трудовой повинности. По большому счету, само понятие "свободы" сегодня становится антитезой занятости на работе. Но вечер освобождения с неизбежностью сменяется новым утром. Экзистенциальная пустота несет утлую лодку по сияющим залам музея пластифицированных фигур. Линейность времени и пространства идет рука об руку с их однородностью. Сегрегация профанного и сакрального времени нивелирована до примитивных рефлексов "хорошего/плохого настроения", так же, как градация качественно разных возрастов на системном уровне заменена линейным развитием одного и того же.

В этом ракурсе смещение между пятницей-субботой и Freiheit-свободой, создающее пространство "несостыковки", вкупе с отсутствием значительного смещения понедельника, по мнению экспертов, красноречиво свидетельствует в пользу теории намеренного создания особой расы рабов, количество выходных дней в жизни которых должно было быть на уровне культурного кода сведено к минимуму. Название "воскресенья", кстати говоря, позволяет отследить предпринятые шаги в направлении полного устранения дней отдыха виртуальной расы рабов, лицемерно приученной повторять уничижительные самоназвания: "дураки" и "лентяи". "Отдохнули в субботу вечером, покувыркались в убогонькой кривой и косой баньке, выпили и закусили, поискали вшей, - теперь пора и воскресать, как воскресают славные веточки вербы после суровой зимы."

Безусловная готовность к исполнению работы в любой день и час, в том числе в авральном порядке, безукоризненное покорство предписаниям и радикально сниженная самооценка, маскирующаяся "инфантильной дурашливостью" и "моральным правом на скотский отдых после унизительной работы", являются неотъемлемыми компонентами современной системы воспитания, именно ради полноты охвата которым реализовано так называемое всеобщее образование.

"Как, вы не хотите работать? Но ведь вам предстоит провести в этой тюрьме всю жизнь. Подумайте об этом." - На лице доброго тюремщика бледные пятна, в его голосе смешано искреннее недоумение с желанием помочь. Ora et labora.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

 

Поиск

D.A.O. Rating