среда, 21 сентября 2011 г.

Орон-зоон

Тысячу лет в тихом омуте ничего не менялось. Все возвращалось на круги своя - каждое утро и каждый вечер. Плескалась мелкая рыбка с серебристым хвостом, а рак-исполин в гниющих корнях копошился, раскладывая карту будущего - наперсточник глубин. В мире и покое рождались мальки, познавая все то же, что познавали их отцы и деды. Иногда к омуту приходил одинокий рыбак - рыбы не различали людей в лицо и практически ничего о них не знали, поэтому фигура рыбака тесно сплеталась с мифологемой.

И возжигал рыбак на берегу огонь, а затем забрасывал удочку. И не было ни наживки, ни блесны у него - голый крючок. И карась восплывал из глубин, чтобы жадно схватиться губами за дар рыбака - и рыбак подсекал, радовался улову рук своих. Так и жили тысячелетиями.


Но на заре существования омута, когда он был частью обширных болот дикой дельты, было сделано предсказание, пророчество о последних днях и ночах. И было записано слово премудрой рыбы, появившейся первой. Тогда, в начале омута, пение чарующее наполняло воду - ангельские голоса были дарованы рыбам, воспевавшим подвиги и поражения грядущих времен. Громче и яснее всех голосов звучал голос предсказательницы, и когда пришел час немоты, она была первой из числа тех, которым было суждено подвергнуться этому наказанию.

"Так ты узнаешь, что время подходит к концу: вода в чистом омуте сделается соленой, как слезы океана. И муть наполнит помыслы каждой рыбы из плавающих в верхних слоях и из ползающих по дну. И рак будет выполнять работу бобра, не гнушаясь ею, но повинуясь зову искаженного естества. Так станет в последние дни. И все будут знать о том, что недолго осталось омуту, который уже назавтра будет осушен."

"И родится среди рыб одна героическая рыба-дьявол, и имя той рыбе будет Орон-зоон. Она сплотит гниющие ряды рыб и поведет их против конца. Ей будет суждено вывести всех рыб в великий пресный океан. Так узнаете, что перед вами Орон-зоон: это не сын матери, не малек, не рыба-телескоп, не выплеснутый сперматозон, не водоросль, не черепаха. Будет много таких, которые захотят назвать Орон-зооном самозванца. Но вы должны знать, что не в вихре Орон-зоон и не в буре, а в тихом ветерке, голос его очень тих, почти вкрадчив, он все делает обстоятельно, три раза отмерит, четыре раза отрежет. Орон-зоон - рыба цветущих вод, рыба-весна, рыба-воскресение."

Так гласило странное пророчество о днях конца. И среди рыб не было обычая обсуждать слова прорицательницы. И в течение тысячи лет, пока ничего не менялось, пророчество оставалось козырем в рукаве - такой картою, о которой не принято говорить вслух.

Пришли для омута тяжелые дни - потух разум в миллионах маленьких глаз. Изнемогающий от гнета экзистенции рак пополз смотреть на плотину бобра. И нашел ее мертвой. Сам взялся чинить, обустраиваться, копошился в грязи, а временами выползал на берег, чтобы своими огромными клешнями заломать березоньку или порубить ельничек.

А над омутом в лесу был холм и на нем терем. В тереме имелась горница, которую суровый хозяин обустроил для дочери своей. И зачастила девушка к омуту омывать тело свое, и привыкла она мочиться прямо в воду. И так вода в омуте изменила свой солевой состав. Прямо исполнялось пророчество. Все становилось хуже и хуже. Мрачнели надбровные дуги тех, которые утруждали себя анализом ситуации.

И пришел однажды рыбак к омуту, разжег огонь на берегу и закинул удочку - как до него делали бесчисленные поколения рыбаков. Но на сей раз что-то пошло не так. Не клюнул карась мгновенно - не клюнул и через минуту. Подошел рыбак к воде и посмотрел в темноту - видит два маленьких злых глаза. Карась, который еще вчера не осмеливался нарушить обычая отцов и дедов своих, сегодня смотрел на рыбака с нескрываемой враждебностью. Что-то совсем не так в этом королевстве, господа, что-то совсем не так, сказал себе рыбак и нерешительно опустил в воду ладонь. И карась подплыл ближе к поверхности. И в глазах рыбы нельзя было прочитать никакого намерения. И набросилась рыба на ладонь, и сомкнула челюсти, как пиранья, стала жевать. И отпали фаланги - и исчезли навек в желудке у карася, и тот юркнул в темноту, недобро взмахнув хвостом. И прижал рыбак больную руку к животу своему и стал громко причитать, и затоптал костер - темнота сгустилась вокруг тихого омута.

И не умерли пальцы в животе у карася - стали обрастать слизью. Больше слизи, еще больше - для одного маленького карася бремя весьма великое. Разошлись покровы и из желудка выполз Орон-зоон - тихий ветерок, рыба цветущей воды. Молчок-молчок, зубами цок-цок, коготками царап-царап - ползет Орон-зоон по дну, шепчет тихо-тихо, ищет рыбу в темноте. "Ищу рыбу!" - Кивает он безмолвно. "Ищу рыбу!" - Светильником посвечивает. "Ищу рыбу!" - Немой укор раскаляется во тьме бездонной.

"Да ты не Орон-зоон!" - Наперерез ему выступил обезумевший рак. Тащит за собой березовую жердь для плотины, весь взмок, сам себя не помнит. Вызывает на бой.

"Нет, не идет напролом текущая вода." - С улыбкой отвечает ему Орон-зоон. Тихо парит в воде, струится, обтекает злобного рака. Просачивается сквозь брызжущую животным ядом клешню. Проплывает, как облачко.

"Орон-зоон!" - Признали его ленточные черви, живущие на самом дне. Зорко смотрят - все видят, честно судят: прошел мимо рака-ренегата Орон-зоон, не навредив никому. Прямо как тихий ветерок. Вот он какой - плывущий в цветущей воде. Рыба-победитель, рыба-весна, рыба-воскресение.

Тогда и другие рыбы прозрели: видят, что Орон-зоон - не самозванец. Это на самом деле рыба цветущей воды, рыба-победитель, рыба-весна, рыба-воскресение.

"Ну, кто со мною или против меня? Пора узнать, на чьей вы стороне." - С достоинством обращается Орон-зоон к рыбам.

И рыба-летяга первая встала рядом с ним - от нее он получил свои крылья, крылья рыбы-весны, крылья рыбы-воскресения.

"Ты же можешь улететь отсюда. Почему не взлетаешь? Давай - и весь мир будет твоим." - Не унимается рак, все ищет способа изгнать Орон-зоона. Скрежещет клешнями.

"Правду говорю, уже к исходу дня будет мир вашим." - Спокойно сказал Орон-зоон рыбам, и увидели они, что помыслы его чисты. И многие из тех, которые готовы были примкнуть к гневному раку, теперь подплыли к Орон-зоону. И с улыбкой он простил им былую вражду.

"Теперь вы со мной и на нашей стороне тотальное превосходство. Поистине, мы возьмем сушу в тиски, установим режим полной блокады берега."

И поплыли рыбы, как он им сказал, к берегу, дабы ни одна живая душа не проскользнула ни туда, ни тем более обратно. И глаза каждой рыбы были повернуты в одну и ту же сторону.

И спустилась к воде возмутительница солевого состава омута - девушка из терема. И многие рыбы дрогнули, когда узрели ее ложное величие, но Орон-зоон не отступил, и сказал так:

"Вода не отступает, отступая, и не идет вперед, идя вперед." - И был положен конец нашествию, Орон-зоон отогнал крыльями врагов омута. И стали рыбы славить его, но он сказал:

"Вы сейчас славите меня, но что же скажете к исходу дня, когда весь мир будет у вас на побегушках?"

И повелел рыбам продолжать блокировать сушу, чтобы каждая тварь на ней - двуногая и четвероногая, подчинилась воле рыб последнего дня. И самолично Орон-зоон подплывал к сосредоточенным рыбкам, чтобы ободрить уставших и вдохновить дрогнувших. Суша начинала подаваться - тьма чернильная из омута выползала. Языки ее проникали в живых существ через ноздри или через влагалища. И тысячу покорных рабов привел к краям омута зов глубин - среди пришедших были сильные мужи, ныне безвольные, как дети. И несли они с собой кувшины, несли на плечах ведра с водою пресной. Вот свершилось правое дело в точности, как было записано в пророчествах: рыба цветущей воды, рыба-весна, рыба-воскресение - Орон-зоон пошел против суши и победил.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

 

Поиск

D.A.O. Rating