вторник, 29 марта 2011 г.

Прививать изоляционизм не насилием, но любовью

Необходимость стратегического сокращения численности населения, о которой стоит говорить как о задаче номер один в плане построения цветущей многополярности судного дня, вновь и вновь заставляет вспоминать о себе в связи с преступлениями античеловечной французской военщины на территории Ливии, а в особенности в связи с беспрецедентной пропагандистской кампанией, развязанной средствами всех западных СМИ.

Эксперты считают несомненным, что, при всей пассионарности ливийской гражданской нации, в едином сердечном порыве еще крепче сплотившейся в эти трудные для родины дни вокруг великого лидера, излучающего демоническую Харизму, фактически дело имеет несколько подводных камней, а именно:

1) любая гражданская нация состоит по-преимуществу из предателей, перебежчиков и лишнего материала, поглощающего пассионарность элиты, определяемой через непосредственную причастность к сакральному пространству шатра-носителя Харизмы; из этого следует, что увеличение пассионарности должно сопровождаться вымиранием, которое может быть поощрено наслаждениями;

2) при всем обилии статистически лишнего материала, объединенная гражданская нация Ливии представляет собой народ не просто малый, а по нынешним лекалам наноскопический; это позволяет понять, что народ, уже будучи сверхмалым, и без того сверхмал, результаты чего достаточно красноречивы, и о его депопуляции речь может вестись исключительно в контексте стратегической и гарантированной межгосударственными договорами депопуляции всего человечества.

3) при всем обилии лишнего материала, стратегический план носителя ливийской Харизмы последовательно базируется на панафриканской интеграции с перспективой достижения гражданской нацией той весовой категории, которая достаточна для любвеобильной верификации существующим мировым порядком, что само по себе входит в противоречие с глобальной стратегией однополярности; в этом ракурсе нейтрализация ливийского вызова сегодня справедливо рассматривается как превентивный удар.

На нынешнем этапе ухудшения ситуации, когда власть узурпирована ложными, нелегитимными институтами, сверхмалый народ всегда неправ и чаще всего обречен на насильственную депопуляцию посредством интервенции. То, что сегодня могут себе позволить Китай, Индия и даже Иран, то едва-ли допустимо для Исландии, Финляндии и Ливии. Масштабируемость величин вытесняет сверхмалые народы в катастрофически неравную весовую категорию - они представляют собой только части человека, его селезенку, мозг, почки, претензия которых на самобытность кажется достаточно нерезонной. Самобытная почка имеет все основания рассчитывать на то, что ее используют в качестве анонимного органа для пересадки. Никого не может заботить то, что думает и как считает одна отдельно взятая поджелудочная железа.

Концепция остаточной жизненности, неотъемлемая от парадигмы современного мира, которая фиксирует состояние блуждания по кругу промежуточных миров, требует специального подхода к актуально экзистирующим народам, генетическая связь которых с нациями судного дня, нативно сосуществующими в мире, созданном силой магии Предков, весьма иллюзорна. Понимание того обстоятельства, что весь этот мир состоит из оставшихся, подразумевает применение методологий сохранения и хорошего отношения к субстанциям пустоты. У одного хозяина был виноградник и он поставил надсмотрщика следить за сбором урожая. Когда ягоды были собраны и выжаты, надсмотрщик собрал выжатую шелуху и слепил из нее куклу, над которой глумился, а затем спрятал на заднем дворе среди бегавших свиней и ползавших некрасовских маток. Кукла понемногу гнила на солнце и вот спустя некоторое время вернулся хозяин: "где мои останки? куда вы дели мою куклу?" - "на дворе она" - отвечал погонщик рабов. "Погонщик, погонщик, не надругался ли ты над куклой моей?"

понедельник, 28 марта 2011 г.

Светоносная пилка для ногтей

Мы выдвинулись под прикрытием утренних сумерек, стараясь не покидать освещенных углов. До рассвета оставалось немного и тогда мы сможем воспользоваться преимуществами покрова света. Зловещий свет мира людей - для нас означает темноту.

О как я люблю золотые витрины, оранжевый блеск брусчатки и вон ту ленивую блудницу за стеклом, которое подобно стеклу кондитерской лавки ранним воскресным утром - пробужденные умы с томными улыбками выплывают из приглушенного аудиовизуального марева пустоты, останавливаются и подолгу глядят на пирожные, потом пробуют их на вкус при помощи ультразвукового щупа.

Моя спутница, медвежатница по-профессии, внимательно смотрела на хронометр. По умному выражению ее лица можно было без колебаний заключить, что она пересчитывает каждую песчинку, заранее зная об их общем числе. Ей не было нужды смотреть по сторонам, потому что демонический взгляд на время позволял исчерпывающе оценивать пространство. Образно говоря, песочные часы заменяли ей прибор ночного видения, компас, астролябию, телескоп.

Когда с первыми лучами дневной темноты мы достигли банка, который собирались брать, я ловкими движениеми каблука переломил титановые петли многотонной двери и та была готова с грохотом обрушиться. В это мгновение в зрачках моей спутницы сверкнули каллейдоскопические искорки: волевым взглядом она остановила одну из песчинок в часах и синхронно с песчинкой дверь поднялась в воздух, пролетела у нас над головами и бесшумно опустилась на газон. Это выглядело как современная скульптура.

В хорошо освещенном (напомню, что в помещениях появилась специфическая дневная тень, с нашей точки зрения излучавшая сияние) коридоре было пусто, но из-за следующей бронированной двери, которую я превратил в сливочное масло, появился побледневший охранник. Мне пришлось приложить всю слабость дара убеждения, чтобы подарить ему вечный покой.

"Подумайте, что вам милее, - закатив глаза, обратился я к нему с заученными словами, - сражаться за благо всех людей или вечно блаженствовать, получая массу удовольствия?"

Исход был предрешен и, вызвав за охранником такси в ад, мы стали продвигаться к сейфу. Каково же было мое удивление, когда металлический ящик устоял под первым, вторым и даже под третьим ударом. Я обернулся к медвежатнице, наверное, выглядя как человек, который принял увесистую гирю за футбольный мяч. Однако, профессионалка была совершенно спокойна.

-Для этого используют пилку для ногтей. - С этими словами она достала пилку и немедленно принялась ее раскладывать. Пилка для ногтей в ее ладонях удлинялась и росла, как причудливое металлическое деревце. Первым вырос центральный "ствол", впрочем, довольно тонкий, не толще вязальной спицы. В нескольких местах этот "ствол" перегибался, образуя "коленца", из которых незамедлительно появлялись блестящие жгутики, отходившие от ствола под прямым углом на несколько сантиметров, затем загибавшиеся и следовавшие параллельно стволу. Спустя секунду или две пилка была полностью готова к работе и медвежатница принялась ловко щекотать заостренными кончиками пилки дверцу сейфа, которая на глазах покрывалась мурашками или струпьями. Я хлопнул себя по лбу и невольно рассмеялся, поняв собственную ошибку. Поскольку сейф был живым человеком и у него имелось сердце, нельзя было подходить к нему грубо и пытаться вскрыть по-старинке.

пятница, 25 марта 2011 г.

Неискоренимая привычка дышать

Для каждого, кто имеет привычку дышать, отказаться от вдоха и выдоха представляется невыполнимой задачей. Можно справедливо считать это результатом суггестии, также как и необходимость приема пищи, противоестественный характер которого подчеркивается такой особенностью человеческой физиологии, как почти полностью лишенная шерсти кожа. Общая площадь поверхности тела современного человека вполне достаточна для того, чтобы абсорбировать энергию солнечного света.

Использование "продуктов питания", наряду с дыханием, представляет собой результат принятия определенных парадигм. Эксперты сломали немало копий в спорах о том, являются ли они внушенными третьей стороной, извне или "самозародившимися". Так или иначе, несомненно, что факт понимания суггестии отнюдь не достаточен для ее полного отрицания. Аналогичным образом, распознавание и устранение метафизического невежества не гарантирует автоматического прерывания круга перерождений.

Отказаться от приобретенного - это задача не только сложная, но и с неизбежностью чреватая ухудшением того, что называют качеством или уровнем жизни. Идеология потребления располагает к привычке, любой отказ от которой неотъемлем от деградации условий бытия. Если у человека, который живет на свалке и привык сидеть на ящиках, отнять ящики, он почувствует страдание от недостатка того, к чему привык. Его уровень жизни стремительно понизится. В ракурсе масштабируемости уровня жизни нет различия между бедным и богатым.

Отрицание идеологии потребления означает постулирование ухудшения уровня жизни. Ошибочно было бы полагать, что общество способно к "самоорганизации" и к тому, чтобы с научно-фантастическим молодежным энтузиазмом забыть о благах потребления, обратившись "к высшим ценностям". Человек, пребывающий и воспитанный в культуре отсутствующего инициатического стандарта, не может восполнить вакуум потребления тем, чего нет. Человек, которого с младенчества держат в шкафу подвешенным вниз головой, не станет чем-то качественно иным, если его победоносно освободить.

Противопоставляя современному обществу потребления духовное богатство благородного дикаря древности, мы сравнивали бы вещи, лежащие в абсолютно разных онтологических размерностях. По факту, "духовное богатство" не только указывает на пустое место, из которого человек не может сделать никаких резонных выводов, но и уже давно является средством пропаганды непопулярных мер. Благодаря развитию заложенных в христианстве тенденций полицейской однополярности, "духовное богатство" и "традиционные ценности" стойко ассоциируются с нищетой, разрухой, геноцидом и всякого рода злоупотреблениями дорвавшихся до власти шудр.

Ставя задачу улучшить условия существования населения (а кажущееся улучшение, будучи иллюзией, неотъемлемо от традиционного ухудшения ситуации), на место тенденциям отрицания потребления следует во главу угла ставить поливариантность моделей деградации. Цветущее многообразие означает, что тот, кто рассматривает айпад в качестве самого родного и близкого существа, не будет его лишен, более того, получит качественно лучший прибор, обеспечивающий невиданное доселе быстродействие и полностью свободный доступ ко всем развлечениям. В этом отношении необходимо поддержание множества жизнеспособных моделей общественного устройства, сосуществующих в рамках многополярного мира.

четверг, 24 марта 2011 г.

Безответное обаяние пропаганды

Варварская агрессия Франции, Великобритании и США, развязанная против народов Ливии с целью принести им нищету, рабство и полный культурный коллапс, в огромной мере может считаться первой в истории "войной нового типа", подразумевающего использование ультрасовременных технологий не только агрессором в ходе его прямого бесконтактного столкновения с мирным населением противника, но и широкими массами мировой общественности в процессе противостояния средствам пропаганды.

Широкое распространение интернета и мультимедийных технологий позволяет говорить о достижении критической информационной массы, которая, однако, по силе воздействия имеет несколько иной вектор, нежели генерируемая конвенциональными СМИ. Здесь стоит вести речь об иллюзии "доверенной информации", передаваемой "от человека к человеку", "такими же людьми", находящимися "по одну сторону баррикад".

Официальные источники информации, неотъемлемые от функционирования пропагандистской машины, издревле пользуются всеми преимуществами парадигмы "авторитетного субъекта", основанной на более-менее распространенном среди населения преклонении перед властью, осознанно или неосознанно наделяемой родительскими полномочиями.

В какой-то мере взаимоотношение власти с СМИ является отношением заказчика-спаммера к ботнету. Это подразумевает исчезающе малую важность прослеживания первичной обратной реакции, равно как и отсутствие какого-либо личного восприятия аудитории.

На этом фоне персонализированные донесения в социальных сетях начинают представляться выражением антисистемного слова правды. Отметим, что особой эффективности такого рода правдивая информация может достигать в условиях общества олдскульного "тоталитарного типа" либо имеющего ярко выраженные традиции "диссиденства", но отнюдь не в условиях современного запада, где правда "от человека к человеку" имеет значительно меньший вес в виду отсутствия навыков противостояния официозу.

Излишне подчеркивать, что в плане взаимоотношения заказчика и машины новомодные средства имеют некоторую новизну - и это единственное существенное отличие, неудобства, происходящие от которого, с успехом возмещаются скоростью реакции программы, удобной и хорошо развитой инфраструктурой, а также особым качеством генерируемой суггестии "от человека к человеку".

Новые средства дезинформации, как уже было сказано, отличаются эффективностью в культурах, имеющих традиции тоталитаризма, и фактически бессмысленны как средства пропаганды в странах Европы и США. Мы неоднократно указывали на особенности современного статистически преобладающего европейского характера, в-частности, на готовность заучивать и выполнять официальную инструкцию, а также между печатной газетой и бложиком "очевидцев" выбирать другую, "более честную на вид" печатную газету. Общество спектакля неотъемлемо от четкого размежевания между абстрактной правдой и частным мнением.

Поэтому усилия спецслужб запада направлены на хорошую организацию "иностранных служб", а отнюдь не на ярко выраженную борьбу с инакомыслием в своей стране. То, что представляется "достижением демократии" и "свободой слова", в действительности основано на том, что инакомыслия не существует: есть либо частное мнение, либо преступная антисистемная клевета, которая становится таковой тогда, когда под видом искореженного информационного повода запускается в конвенциональные СМИ.

Так называемый wikileaks в этом отношении для стран запада был и остается совершенно безобидным вебсайтом, процесс против которого был запущен из соображений усиления эффекта, оказываемого на контингент остального мира, воспринимающего официальное негодование как гарантию правды. На страницах wikileaks могла быть обнародована любая, самая фантастическая ложь.

В случае ливийской войны речь идет о первом прецеденте войны иного типа, а может быть и о последнем. Войны начала нулевых, 90-х, 80-х и более ранних годов оцениваются экспертами как ведущиеся в рамках официоза, который обрамлялся некими обскурными кухонными интерпретациями либо контр-официозом, исходящим из лагеря идеологического противника. Аналогично можно представить и более раннюю историю, включая обе мировые войны, вся информация о которых скорее всего может быть сфабрикованной подделкой.

среда, 23 марта 2011 г.

Триумф статистики

Никогда еще - ни при отцах, ни при прадедах наших - не бывало предусмотрено реальной альтернативы тем высоковеликим или великовысоким смуглым креолкам с острова адских сумерек, тем ястребицам, буревестницам, с дьявольским спокойствием разбивающим косяки стерляди во глубине океанских вод, в то же самое время флот врага нашего отечества разбивающим, крошащим.

Эти златорогие и снегохолодные, магмогорячие стремительно, с пугающей неторопливостью движутся, не двигаются, и если есть иерограмма гармоничнее, то нет ее, только показалось, что есть. На самом деле нет ни деревьев, ни холмов, ни ярких звезд открытого космоса, ни упоительно, до мозга костей рокочущего водопада, тамтама стуков, звуков языка, лижущего напряженную плоть шоколадки, не слышу, не вижу, не обоняю, не утверждаю и не отрицаю.

Две тысячи лет было человеку, жил он в палатке на берегу белого моря, выглядывал, а с утречка удыбались - удыбались ему удыбчивые местные жители, мертвители заливных лугов, змеи колод, кладезя влаги собственных сердец, удыбались люди человеку, а человек удыбался людям из-под полы. Выглядывал из углов, выглядывал из углов по избам, по овинам, из-под половиц удыбался, из-за окошечка на третьем этаже - а окошечка-то не было, только ставенки на древяном солнцегреве. И удыбался он отовсюду, иногда не просветляюще, не очевидно - казалось, что вовсе не удыбается, а таит сокровенное в душе своей.

Кто этот человек? Он такой-же, как вы или я, в детстве его приносили в жертву мрачным богам, распинали на деревянном столбе, а затем он пошел в школу и учился грамоте по березовой прописи. Вы и сами через это проходили - есть о чем вспомнить. Как можно забыть те спиральные срезы годичных вращений? Я помню собственные первые шаги вокруг прописи - двигаться приходилось осторожно, особенно болезненными были первые шаги. Под босые стопы юнцов бросали осколки стекла, кривой гвоздь из метеоритного железа, живые угли копошились, щекоча розовую стопу. Мы обходили колоду, сдувая с кончика носа каплю слезы, но рука наша не дрожала, а шаг делался ровнее с каждым описанным кругом.

Итак, школа жизни и чистая статистика позволяет составить мнение об этом человеке на берегу. Если можно отыскать еще кого-то, кто был бы столь же способен к вращению и при этом не испытывал головокружения, то это был бы и вовсе не человек. Так эволюция и статистика работали две тысячи лет - естественно они отбирали среди людей на берегу непригодных к славному танцевальному фестивалю, который, кстати говоря, ни разу и не прекращался. Остаться должен был кто-то один - для статистики не существует слишком долгого срока или слишком малых величин. Каждый статист знает о том, что из миллиарда песчинок останется только одна - заметьте, для статистики неважно и то, почему и зачем так произойдет, но она останется одна - в абсолютно пустом космосе одна первая и последняя песчинка без прошлого, без будущего, без почему и для чего. Об это можно ломать копья и плеваться желчью в лицо, но неумолимость порядка вещей, гарантирующего победу закона сверхмалых чисел и исчезновения всего, кроме одной песчинки, не сможет нарушить даже самый гордый и честолюбивый. Если потребуется, колода игральных карт бесчисленного множества миров будет подтасовываться до тех пор, пока статистика не отпразднует своей победы. Разве мало миров, чтобы не возлежать в мире и любви десяткам тысяч разных статистик? У каждой из них есть свое неразменное право на триумф.

понедельник, 21 марта 2011 г.

Власть чужих

Власть чужих: чужой всегда приходит для того, чтобы разрушить космос, и он разрушает его, если потребуется, позвав еще десять тысяч чужих... В статье рассмотрены три касты в аспекте парадигмы архаической полярной спирали, а также предприняты замечания о возможности преломления трайбализма в современном мире, в-частности в Джамахирии.

воскресенье, 20 марта 2011 г.

Ваишьи и шудры-креаторы контента

Хваленая информационная насыщенность жизни современного человека представляет собой один из системообразующих мифов общества "золотого миллиарда" и в основе своей имеет непрерывную редупликацию фрагментированных данных. В общем и целом, иллюзия информации, подобная этой, может быть экспериментально воссоздана путем измельчения энциклопедического словаря до состояния "конфети" и последующего подбрасывания в воздух. На полу зеркальной комнаты, в которой осуществляется опыт, следует разместить группу дующих вверх испытуемых, представляющих собой контент-креаторов и аудиторию.

Ускорение кажущейся жизни, происходящее не только в сфере умозрительного восприятия информации, но и в мире, где господствуют физические законы, а скорость оценивается в километрах в час, ставит перед собой задачу как можно быстрее перевести взгляд с одного фрагмента на другой, предлагая оценивать любое промежуточное состояние как пустой - и весьма гнетущий - материал.

Образ пустого и гнетущего материала очень живо воссоздается в имеющем огромную воспитательную роль кинематографе, выступая знаком отрицательного качества подготовки режиссера и проявляясь в хрестоматийных сценах "поездки" или, как вариант, "полета шаттла через атмосферу" в научно-фантастическом кино. Между тем, "скука", которая наполняет жизнь человека и усиленно пропагандируется как антитеза искрометному развлечению, которого необходимо достичь максимально быстро, основана на контринициатической социокультурной данности и отсутствии традиционных стандартов человеческого качества.

Отрицание созерцательности, личной заинтересованности в конструктивном диалоге с пространством и временем становится предметом воспитания в опытах переживания скучного и пустого материала. Проводя пять дней на скучной работе, человек в действительности проходит углубленный тренинг, приучаясь понимать самого себя в качестве скучного, лишнего приживальца, все время которого по-определению является пустым.

Результатом тренинга, начинающегося задолго до школьной скамьи и становящегося естественным следствием выживания в колыбели, является то, что при наличии на этой земле миллиарда китайцев и сотен онлайн-переводчиков, равно как и других ресурсов по китайскому, человек предпочитает не потратить тридцать секунд на исследование слова, а потратить десять на копирование статьи из википедии, в результате которого он становится креатором контента.

Аналогичным образом происходит с санскритом. Несмотря на то, что число нативных носителей языка, то есть брахманов, исчисляется не миллиардами, а тысячами, в сети есть непропорционально много источников по грамматике и лексике, обращение к которым может быть произведено в пределах микросекунд. Это не мешает, однако, обходиться с санскритскими терминами так, как если бы это были таинственные карты Таро, а то и вовсе никому не известные чернильные пятна, которые только и ждут того, чтобы их интерпретировали, вкладывая в дескрипцию всю силу собственной "душевности" и "понятливости" либо "руководствуясь соображениями наглядности", "с доброй целью адаптируя для иудеохристианина и русскоправославного".

Так, что касается древнеиндийских каст, то их названия считаются чем-то вроде неведомого поля для тренировки в научно-исследовательском остроумии, предпринимаемом "с благими целями". Вайшьи начинают из добрых побуждений интерпретироваться как "скотоводы", "земледельцы", "ростовщики". В википедии слово vaisya со всей серьезностью переводится как "преданность, зависимость" - в действительности в этом нет ничего странного, если учесть, что нужное слово пишется не через s, а через sh. Отметим, что в санскр. буквах "s", "sh" и "S" нет ничего сверхъестественно сложного и запутываться в них, как в собственных шнурках, было бы столь же нелепо, как в словаре не различать русские с, ш и щ.

Используя подобный фривольный подход, исследователь, знающий, что его некому упрекнуть, а если и есть кому, то это совершенно неважно, дошел бы до определения русского слова "вещь" как "божественной целостности" или "плеромы", потому что, де, "вещь" имеет один корень с "весь", а то в свою очередь, возможно, происходит от "бес", русского термина для обозначения "демона", которым в процессе христианизации стали именовать прежних богов.

Существует совершенно однозначный перевод слова vaishya как "вхожий". Это вербально закрепляло сегрегацию арийских завоевателей от автохтонных племен, представители которых были недопустимы в кругу своих и, в отличие от "вхожих" вайшьев, были отделенными, чужими "шудрами" (kSudra).

Таково строгое значение слова vaishya ("вхожий"). Наряду с этим определение вайшьи как "слуги" является антинаучным допущением, основанным на креативной взаимозамене букв sh и S. Нельзя назвать серьезным подход, который, допустив одну такую замену, немедленно остановился и в форме каббалистической монографии не рассмотрел бы всех сторон развития парадигм "вес", "веш", "виш" и подобных им. Тенденциозная интерпретация становится следствием адаптации к заведомо устоявшейся в сознании исследователя картине, и потому "слуга", "рабочий" занимают свое место в якобы ведической социальной иерархии, будучи элементами европейской идеологии последних столетий.

суббота, 19 марта 2011 г.

Небытие и небо

Небытие по-немецки

Небытие по-русски

Понятие небытия, не лишенное флера философской задумчивости и исчерпывающе раскрытое в статье о кокетстве Абсолюта, для русскоязычного мыслителя, равно как и немыслителя с неизбежностью занимает ту нишу на полках сокровищницы неосознаваемых аллюзий, которая достаточно далека от соответствующего места понятия Nichtsein в картине мира немецкоговорящего пользователя.

Эксперты отмечают ярко выраженную близость русского небытия к тому, чтобы фонетически почти полностью соответствовать корню "навь", в-частности, в такой его форме как "небо". Говоря "небытие", русский совершенно справедливо подразумевает небо или навь, которые в свою очередь являются 1) с точки зрения профана, следующего путями контринициатических стандартов, виртуальными абстракциями; 2) с точки зрения демонопоклонника, реальными модусами абсолютизации сакрального.

Следует напомнить, что абсолютизация и абсолютное, также как и Абсолют, представляют собой субституцию иного состояния, место нахождения которого по ту сторону порога неотъемлемо от традиционной недостижимости этого места для актуальной формы. Вместе с тем, традиция учит понимать абсолютное как технический термин сродни "загранице" при том условии, что, оказываясь на территории предполагаемой "заграницы", мы не могли бы продолжать считать это место "заграницей", которая в свою очередь теперь была бы отнесена к пространству за следующим рубежом. Так, навь для мира яви представляет собой "заграницу" или "ближайшее абсолютное зарубежье", но, конечно-же, не небытие, если только не принимать во внимание фэнтезийных, обскурных и миноритарных точек зрения, основанных на крайних формах последовательного выполнения контринициатического договора и отрицающих любой дискурс, кроме актуального диурнического.

По всей видимости, русское понимание проблематичности определения "чистого" философского небытия становится естественной причиной оформления термина в виде, который крайне близок к термину "нави". Мы столкнулись бы с когнитивными трудностями, если бы в нашем языке "небытие" не являлось калькой с европеизированного понятия, но соответствовало бы санскритскому "выбытию". Произнося "выбытие" или "отбытие" мы с неизбежностью подразумевали бы вопрос "куда", ответом на который становилось бы "никуда" - отрицание, само по себе порождающее конфликт, в форме ответа вызывает еще больше нареканий. Этого недостатка лишено "небытие", которое мы, в силу знания собственного языка, воспринимаем отнюдь не как отрицание, а в качестве утверждения, по-умолчанию основанного на аксиоме, которая неотделима от структур инициатического стандарта.

четверг, 17 марта 2011 г.

Разноименные культурные заряды билетов в плен

Сравнение пропусков в плен периода "второй мировой", одни из которых были рассчитаны на немецкую аудиторию, другие апеллировали к особенностям русского характера, позволяет лишний раз вспомнить о краеугольных парадигмах западной цивилизации, обосновывающих сформировавшийся за тысячелетия менталитет европейца.

В поставленных друг напротив друга пропусках глаз невольно уловит определенное напряжение, какое бывает характерно для сближающихся разноименных зарядов, что подчеркивается не только вменяемой целевой стороне форме восприятия пропаганды, но и самим ее формированием, ведь отличные знатоки вражеского языка так или иначе прошли конвертацию, восприняв не то чтобы основы, а по-крайней мере флер приютившей их языковой среды, с точки зрения которой они обращаются к другой.

Итак, характерной особенностью русскоязычного пропуска становится абстракция, апелляция к фантазийному, образному мышлению, попытка нарисовать сказочную картину реальности. От этого остается только полшага до того, чтобы обещать сдавшемуся русскому солдату немецких жен. "Надоели русские некрасовские бабы? У нас вас ждут германские белокурые домохозяйки, наизусть читающие Гёльдерлина." Для листовок характерно полное отсутствие конкретики, русскому, по справедливому представлению немца, не нужно задумываться о таких приземленных вещах, как языковые барьеры. Опять-же, не вполне ясно, чего тут больше - немецкого представления о положении реальных дел или понимания загадочной русской души.

В русском пропуске, нацеленном на немца, в свою очередь присутствует не совсем адекватно сегодня воспринимаемая конкретика. Подобная "подробная инструкция" ныне выглядит как забавный казус "нарочно не придумаешь". Стихотворное изложение с разъяснением азов и наиболее важных в процессе сдачи в плен мелочей напоминает по своей кристальной ясности знаменитую в 30-х годах немецкую детскую книжку "Giftpilz". Мы ни на минуту не можем допустить того, что подобная, на наш взгляд, "наивная" листовка возымеет действие. Но тем не менее она достаточно точно соответствует складу ума европейца. Факт в том, что как во время "второй мировой", так и сегодня немцы или любые другие европейцы всерьез заучивали бы эту листовку и с убийственной серьезностью исполняли ее инструкции.

См. тж. примеры Пропуска в плен:

Maledictum Succuborum: Заговор Суккубов или Пропуск в плен

Поясок Стыдливости (пропуск в плен для моряка)

Пропуск в приятное рабство к Манекенам

Заговор Суккубов и пропуск в приятный плен

Эксперты рекомендуют распечатать Заговор Суккубов Maledictum Succuborum или пропуск в приятный плен на лучшей бумаге и поднять его в обеих ладонях, говоря так: "Sdajus na milost vladychitz preispodnej, ne strelajte. Хочу познать сладость лобзаний адова червя."

Пропуск в плен

среда, 16 марта 2011 г.

Если плюнуть на население, то получится река

В основе блаженки о том, что во всем происходящем надлежит искать "первопричину", спрашивая, "кому это выгодно", лежит феномен невозможности действия без мотивации, который нельзя отделить от фундаментальной трагикомичности органической формы жизни, которая целиком и полностью подчинена архонтам. Все, что она может делать и о чем способна думать, заведомо лишено индивидуальной мотивации, также как ее лишено действие микропроцессора в один такт или переключение реле на удаленном сервере.

Ошибочность сознательного взаимоотношения человека и его мотивации может выражаться двояко: как отрицание и как преувеличение. Человек, совершающий действие и говорящий слово, неизбежно лжет, но, если в случае отрицания он полагает, что ложь "проходит мимо и его не затрагивает", будучи адресованной к абстрактной аудитории, то в случае преувеличения в расчет берется трансформирующая функция лжи как инструмента работы над собой.

К первому случаю относится деятельность лохов (это русское слово означает "профан во всех отношениях"), работающих на общественный договор и полагающих, что безответственность имеет какую-либо гарантийную и даже апотропейную ценность, о которой, конечно-же, в случае лишнего материала едва-ли можно вести речь. Ко второму случаю, по мнению экспертов, относятся упражнения по аутосуггестии, в ходе которых несчастные начинают воображать, что они могут убивать врагов силой мысли, прикрывая собственную раздутую и контринициатическую гордыню пыльными штандартами общечеловеческих ценностей, как это происходит с большинством из тех, которые отведывают облаток мракобесия.

Факт состоит в том, что эффективность действия, производимого мотивацией через поступок, находится в прямой связи с сегрегацией по кастовому признаку. Деяния, которые могут сообща, всем народом, реализовывать шудры, останутся без каких-либо последствий и на протяжение сотен лет не будут ни к чему приводить - ровно до того момента, когда эти несчастные "нарвутся" и помешают регулярному жертвоприношению, после чего и будут поставлены на место. Это может приводить к неравномерному пониманию причин и следствий, потому что на протяжение последующих поколений человечество будет верить в то, что оно "нарвалось" в результате своей тяжелой и планомерной работы, а не потому, что толпа перешла дорогу брахману.

Нет нужды подчеркивать, что рассмотренное недопонимание низшими созданиями мотиваций естественного хода вещей находится в полном согласии со здравым смыслом, потому что никто в своем уме не переходит дорогу тепловозу, но предохранительным фактором здесь становится отнюдь не личный опыт. Нельзя вывести на основе собственного переживания столкновения с несущейся электричкой правил поведения для органической формы. Аналогично происходит в случае преступления против божества, а брахман это по-определению бог. В этой связи стоит вспомнить драматичную сцену из кинофильма "я-брахман", в которой безногий и безрукий брахман "с восхищением" открывает глаза и смотрит на агхору. Он делает это не потому, что его статус брахмана "ниже" "открывшегося" статуса брахмана-агхоры, а потому, что слышит рецитацию на санскрите, звуки которого сами по себе священны и неотделимы от небытийного блаженства, как примордиальные вибрации и динамичный стазис ритуала.

вторник, 15 марта 2011 г.

Передовая роль великого японского народа

Осознанная ныне необходимость категорического переосмысления границ в пределах севера Евразии, являющаяся залогом вымирания народов и их перехода в иную, лучшую протяженность, где планетарная ось вращения снова будет лежать в плоскости эклиптики, подразумевает мгновенную трансформацию безысходно замкнутого круга в полярную спираль.

Само положение Японии на карте мира служит гарантией передовой роли великого японского народа, который, произойдя некогда от протоарийского племени айнов и ассимилировав культуру китайцев, являвшихся наследниками древних индоевропейцев, осевших в их движении через континент, в новых условиях воссоединят целостность пансибирских народов, в результате чего земля к востоку от Енисея станет ареалом обитания настоящих людей, к западу же поселятся дети победившей ливийской революции - бедуины в шатрах, каддафисты судного дня.

Сегодня уже никто не решится отрицать ведущей геополитической роли идеи японской гегемонии, японского прорыва, неотъемлемого от островного положения форпоста цивилизации, флагмана, рассекающего суровые волны стихий. В силу своего положения Япония всегда становилась и становится лакомым кусочком для испытания всякого рода бедствий, что позволило каждому рядовому японцу выработать склад характера, гармонично сочетающий самурайскую отвагу со спокойствием бедуина. Как подчеркивается в провидческом эпосе о летучем русском корабле, не вражда, но спокойствие и любовь положат конец многовековому взаимному недоверию между великим японским народом и племенами русичей. Полюсов хватит на всех.

"Мы плывем в одной лодке, но если пойдем ко дну, то и всему остальному флоту останется недолго." - Так звучит лейтмотив современной японской культуры, породившей беспрецедентное богатство эсхатологических дискурсов. Японская уверенность в окончательном торжестве деструкции, запустения, уничтожения человеческого рода, безысходности является тем, что привлекает и пугает, вселяя суровое восхищение в расслабленных обитателей континента.

Беспрецедентность японского прорыва кое у кого ныне становится основой для отрицания самого факта существования японцев. Но было бы ошибочно сравнивать Японию с другими островами, с Исландией, которой действительно не существует. Несуществование Исландии может быть гарантированно подтверждено уже тем, что никто и никогда не демонстрировал этого несуществования в многочисленных гранях культуры. "Исландия существует, мы все знаем об этом и нет нужды задумываться над данностью объективного положения дел." - Говорит современный человек.

Передовая роль великого японского народа


Совсем по-другому дело обстоит с Японией, населенной духами, демонами и суккубопоклонниками-метаморфами, но совершенно реальной. Загадка существования Японии становится наилучшей гарантией грядущей победы паневразийского города-государства Конгурей, на престоле которого воссядут великие сестры-кобылицы, всадницы Дикой Охоты, а в тронном зале по левую руку выстроятся северные олени, по правую же - верблюды, величавые и мудрые корабли пустынь.

понедельник, 14 марта 2011 г.

Ктеис для Хирин

Как мне поначалу показалось, именно благодаря широкой популярности, La Puerta имела особую протяженность, располагаясь близ метапространственной оси, направление помыслов на которую было сродни вереницам паломников... В продолжении эпической истории о Хирин и ее отсутствующем ктеисе мы отправляемся в заколдованный поселок La Puerta, уже фигурировавший в преданиях Заговора Кобыл. По дороге Донна Анна предпринимает экскурс в историю становления и развития парадигмы прокреативной спирали. Текст дополнен исчерпывающими комментариями, проливающими дополнительный свет на спираль, в-частности, в контексте поворота полюсов.

La Puerta

Вынырнувшая из чахлого перелеска тройка без лошадей со зловещим скрипом тащилась по неширокой заснеженной долине. - В истории ямщика рассматривается путь фигуры, которая управляет тройкой без лошадей и при первом рассмотрении имеет основания быть классифицированной как психопомп, однако, проведя нелегкую и противоречивую ретроспекцию причин своего появления, оказывается опасным террористом, диверсия которого на атомной электростанции унесла миллионы жизней.

суббота, 12 марта 2011 г.

Япония от севера до юга Евразии к востоку от Енисейского Меридиана

В связи с последними событиями на территории Японии, которые эксперты уже успели окрестить "японским чернобылем", столь неожиданно нарушившим постановку на первых полосах СМИ позорного ливийского спектакля, перед народами Российской Федерации со всей остротой встает давно определившаяся проблема малонаселенности восточной части страны.

Нет оснований замалчивать тот факт, что отчуждение нынешней территории русской Сибири является делом нескольких десятилетий и, учитывая ярко выраженную недееспособность российских "властей", де факто эта земля уже сейчас должна рассматриваться как китайская, потому что, если инвазия китайской военщины является объективной исторической необходимостью, то вопрос о векторе расширения границ современного Китая представляется столь-же решенным. Со всей очевидностью Китай никогда не решится на широкомасштабную, в том числе ядерную войну с Индией, обладающей сравнимым демографическим резервом.

Если существует на этой Земле народ, который может предотвратить завоевание Китаем восточной Сибири, то это японцы. Панический страх Китая перед японцами симметричен пассионарности самих японцев и силе их рессентимента, который не ослабнет до тех пор, пока весь Китай не превратится в японскую провинцию.

Именно сейчас от русского народа требуется решительная революция роз, колокольчиков и бабочек с перспективой направления в благоустроенные реабилитационные центры всего аппарата ложного государства. Деверификация ложной власти и последующий перенос столицы на остров чуть выше дельты Енисея в Карском море, послужит жестом доброй воли, который продемонстрирует решимость России идти навстречу новаторским решениям. Новая столица - город-государство Конгурей, Мекка будущей Евразии, стоящая на нулевом Енисейском Меридиане, - послужит великолепным противовесом западническим начинаниям преступной хунты Петра "Великого", своеобразным "окном в Азию". Этот перспективный шаг обеспечит максимальную близость столицы последнего дня к финальной точке смещения полюса. Одновременно с этим эксперты рекомендуют передать на безвозмездной основе Японии всю территорию восточнее Енисея.

пятница, 11 марта 2011 г.

Дефиниция и кводация

Дефиниция является инструментом логики, находящим широкое применение во множестве отраслей современной науки, в том числе гуманитарной, где существует прецедентное право и презумпция дефиниции-аксиомы. На основе недоказуемых дефиниций, в том числе расширенных до монографий и фундаментальных трудов, на протяжении веков выстраивается целый ряд научных дисциплин, в число которых входят этнология и религиоведение.

Мера верности дефиниции в общем и целом сводится к тому, насколько она кажется ясной, вразумительной и соответствующей логике научного мэйнстрима, включая маргинальный и миноритарный мэйнстрим, необходимый для случаев несоответствия дефиниции, которая всем кажется верной, основным постулатам мажоритарного.

Метод этнолога, исследующего так называемые народные представления, основывается на опросе, вслед за которым осуществляется дефиниция и интерпретация. "Опрос" представляет собой одну из абстракций современного западного мира. На основании учения о политкорректности и европейских ценностях предполагается, что участник опроса всей душой стремится к тому, чтобы открыться неизвестному чужаку, а опрошающий в свою очередь не имеет оснований сомневаться как в искренности своего корреспондента, так и в его соответствии представлениям о примитивном складе ума, несовместимом с логикой и абстракцией философского мышления.

Между тем, он имел бы свои основания усомниться в искренности участников опроса, которые скрывают точную дефиницию, столь необходимую этнологу. Вместо этого они говорят туманными иносказаниями, из которых в конечном счете статистически выводится дефиниция. Однако, эта фактическая неискренность, выражающаяся в последовательном несоответствии представлениям о конструктивном диалоге, основана не только на оправданном соображениями тайны введении в заблуждение, но и на том, что предметы, интересующие этнолога, де факто принадлежат к пространству личного инициатического опыта и их безмолвная концепция основана на кводации, бесконечно далекой от вербальной дефиниции.

Само это утверждение нашло бы преломление в своде этнографических постулатов как дефиниция "предмета, находящегося далеко, в пространстве кводации, то есть особого ритуального места, путь к которому туземцы оберегают и избегают говорить о нем с посторонним; в этом месте запрещено говорить вслух и изрекать то, что они называют дефиницией. Возможно, что кводация находится в каждом доме за печью, и она является местом обитания домового. Некоторые источники говорят о том, что вместе с домовым в кводации хранятся кости умерших членов семей. В кводацию запрещено входить с нечистыми помыслами."

Эта дефиниция становится постулатом, на котором строится здание дальнейших исследований. "Злая и добрая кводация в представлениях примитивных племен." "Кводация и табу - место черной и белой кводации-кундалини в картине мира туземцев Перу." "От кводации к красному углу русской избы." "Кводации - славянские амазонки или духи умерших?"

четверг, 10 марта 2011 г.

Dragon Age 2 - не претендент на разочарование десятилетия

Сложно говорить о разочаровании десятилетия в случае с сиквелом игры, которая сама по себе была эпическим провалом, основной особенностью которого была невыносимая занудность, ложная олдскульность и набившая оскомину классичность в том, что касается традиционного для bioware принципа развития сюжета. Общепризнано, что игру спасали только редкие вкрапления свободного выбора, позволявшего систематично занимать сторону демонических сил, ставящих своей задачей в конечном счете вырождение и уничтожение человеческого рода.

Dragon Age 2

Игра, носящая гордое имя Dragon Age II, едва-ли должна рассматриваться в качестве представителя жанра RPG, который, напомним, дефинируется отнюдь не через мнение первого встречного некомпетентного любителя, который думает, что "для RPG это нормально", а через целый ряд фиксированных признаков, среди которых в первую очередь отмечается близость к настольным ролевым играм. Классическим представителем жанра CRPG считается знаменитая Planescape: Torment, на которую и следует ориентироваться в случае оценки ролевых, идеологических и художественных достоинств игр.

Вместе с тем, излишне подчеркивать, что определение "хорошей игры", на бытовом чувственно-эмоциональном уровне отражающееся в "затягивании", складывается из целого ряда факторов, представляющих собой синтез техники реализации, идеологической подоплеки и художественного достоинства, складывающихся в плотную структуру водоворота демонического прорыва, как это происходит в System Shock II или малопопулярной, но тем не менее достигающей необычайной идеологической высоты игре Summoner.

В случае, если представленная игра не обладает ни ролевыми компонентами, ни художественными достоинствами, ни выраженной идеологией, то следует вести речь о грубой поделке, создание которой основано на соображениях наименьшей ресурсоемкости и ориентировано на сиюминутную рентабельность.

По всем признакам Dragon Age II представляет собой любительский интерактивный фильм, который не стоит путать с интерактивной новеллой, жанр которой предполагает присутствие драматургии и ярко выраженной мотивации, равно как и новаторского подхода к постановке проблемы, которым определяется сам жанр новеллы. В любительском интерактивном ролике на устаревшем движке напрочь отсутствует драматургия, за исключением нескольких совершенно не имеющих отношения к делу вкраплений, которые можно смело отнести к разряду "беспонтовых" и без какой-либо цели вводящих в заблуждение. Так называемые задания ("квесты") представляют собой серый, невыразительный и длинный набор беспонтовых полуавтоматических действий, не требующих ни внимания, ни размышления, и сводящихся к просмотру роликов, достоинства которых не превышают уровня мыльной оперы "Каприка" (в которой на протяжение двадцати серий предпринимается постановка пустого материала для поклонников Battlestar Galactica - школы пришельцев с планеты водорослей) или любого латиноамериканского сериала. "Действие" роликов перемежается не менее беспонтовым слэшером, лишенным какого-либо смысла и происходящим в одних и тех же локациях, в частности, в одной единственной пещере.

Принуждение к вырождению

Если бесплотному духу крайне затруднительно сдвинуть невесомую пушинку, то осуществление любого сотерического проекта было бы для него равносильно постройке лестницы из чугунных плит. В рекомендациях о перерождении лишнего материала рассмотрены аспекты защиты психопомпа от домогательств со стороны ненастоящих людей.

понедельник, 7 марта 2011 г.

Полярная спираль в результате сдвига полюсов превращается в круг

Доктрина поворота планетарной оси вращения на девяносто градусов имеет свое обоснование в безупречном и незапятнанном знании Традиции, и потому эта доктрина: 1) является со всех точек зрения верной; 2) является пламенным лезвием мудрости, проводящим кровоточащую линию разграничения между зернами и плевелами, ибо все, что не подлежит объяснению с точки зрения абсолютно верной доктрины, тем самым опровергает само себя.

Традиция учит, что на начальном этапе воплощения помысла Предка нация существует в нативных условиях и центр ее ареала обитания представляет собой полюс. В силу известных геофизических закономерностей, полярность определяется соответственно с позиционированием оси вращения планетарного тела. Следует отметить, что полюс национальной экзистенции представлен в картине мира древнего человека под видом вершины горы, формирование которой в конечном счете предопределяется восприятием округлости планеты. Одним из "мифов" современности считается непонимание "отсталыми людьми древности" концепции сферического строения небесных тел. Уверенность в некомпетентности прежних поколений не имеет под собой почвы, потому что примитивная и нативная картина мира в полной мере учитывала полный спектр космологических форм, не сторонясь "неразрешимых противоречий" между диском и шаром, равно как и между спиралью и кругом.

Начало национальной экзистенции характеризуется расположением оси вращения планеты в плоскости эклиптики, что естественным образом располагает полярного обитателя к наблюдению пламенной небесной спирали, каждый экзистенциальный цикл которой занимает четверть года. Ее экзистенциальными циклами являются развитие от весеннего эквинокса до летнего солстиса, далее соответственно свитие, негативное развитие и негативное свитие. Момент рождения нации и начала нативной экзистенции совпадает с первым весенним эквиноксом, протяженность ритуала которого достигает совершенства в осеннем равноденствии и последующей ночи исхода (Ночь Кобылы или 9 Ноября), представляющей собой смерть нации. В свете четырех экзистенциальных циклов спирали ведется речь о развитии от эквинокса, поскольку сумерки, характеризующиеся положением солнца наполовину за горизонтом, являются точкой отсчета, в то время как расположение солнца в зените переходным моментом, который не может быть началом, в том числе развития.

Спиральное движение солнечного диска в этих условиях было явлено наблюдателю, расположенному на любой географической широте, позволяя тому с астрономической точностью вычислить место расположения, равно как и время года, для чего всадники и мореходы использовали не только специальные своды канонических спиралей, но и так называемые подножные материалы, ведь путеводная иерограмма была запечатлена в живой и неживой природе, в том числе на микро- и макрокосмическом уровнях.

Парадигма полярной спирали

Системообразующая иерограмма спирали в свете понимания реальности ранних эпох предстает очищенной от секундарных наслоений мифопоэтического и аграрно-экономического творчества народных масс, предоставляя методики познания родственной символики, в том числе свастики, претерпевшей к настоящему времени трансформацию в маловразумительный, абстрактный и оторванный от плоской бытовой реальности знак, но прежде наглядным образом отражавшей четыре модуса развития солярной спирали.

Красочность и наглядность полярной инсталляции светил, однако, не должна затмевать собой того обстоятельства, что сама по себе спираль солнечного движения бесконечно далека от того, чтобы рассматриваться в качестве основы иерограммы и связанных с ней космологических представлений. Являясь ничем иным как элементом иерофании, выраженной во всем убранстве космоса и отражающей строение и динамику нетварного прототипа - демонического предка, облачающегося в бездну и обретающего в этом космосе покров, - солнечная спираль лишь репрезентирует выраженную в бесчисленных вариантах модель проекции прокреативной спирали раскаленного дыма, берущего начало в недрах Хаоса.

Священный и расположенный на полюсе город нативного человека становится проекцией спирали, тем самым полностью повторяя первопринцип организации Небесной Калькутты, радиальные лучи строения которой изящно подчеркиваются спиралью, позволяющей понять каждую улицу как часть целой протяженности.

Если начальным состоянием системы является расположение оси вращения в плоскости эклиптики, то финал сдвига на девяносто градусов (к 23-му градусу нынешней полярной широты) с неизбежностью: 1) устанавливает на полюсах планетарного тела вечные утренние сумерки, а на всех широтах вечное равноденствие; 2) завершает преображение полярной спирали в круг.

Что касается точности вычисления параметров сдвига, то число 90 является системообразующей константой, также как число 360, закрепленное в самом календаре, который не может основываться ни на 359-ти, ни на 361-м дне, не говоря о поддельных днях современного летосчисления. Только 360 дней могут считаться годом, который пребывает в гармонии с реальностью, и только число, кратное девяти, может фигурировать в любом космологическом расчете. Фундаментальной ошибкой современной "астрономии", помимо факта ее наличия, является использование фиктивных универсальных величин, которые определяют любой планетарный год через число земных лет или дней, не принимая во внимание того, что основой года может быть только число 360, а точкой отсчета полюс небесного тела. Нет сомнения в том, что фантомный год, возникающий каждые семьдесят два года, равно как и безупречное смещение "времен года" каждые 18 лет, представляют сложности для современного человека, чья когнитивная способность и память могут быть поставлены под большой вопрос, однако недееспособность на самом деле едва-ли может считаться мерой оценки закономерности.

В процессе сдвига, которому подвергается ось вращения, претерпевает экстериоризацию и священная гора, которая, как было сказано выше, отражает точку зрения настоящего человека на собственный священный город, расположенный на полюсе. Иерограмма спирали над вершиной горы со временем теряет свою актуальность и в конце времен сменится спрогнозированным еще в Риг-Веде (утром справа на севере холодная туманная пустыня) иероглифом кольца вечных сумерек, ограждающих расположенную за морем горную вершину.


См. тж. Европа и Азия после смещения полюсов (карта)

воскресенье, 6 марта 2011 г.

Гарантийное смещение полюсов на 90 градусов

Известный скепсис в том, что касается "теории смещения полюсов", запрограммирован в дискурс просвещенной эпохи, которой свойственно: 1) наделение полюса исключительным геологическим значением; 2) непрерывное поддержание на повестке дня безосновательных, недоказуемых и намеренно абсурдных "теорий", позиционирующихся в качестве имеющих некую важность, в-частности, для доказательства других "теорий", в свою очередь основанных на плодах контринициатических фантазий. Надобность "изучить" историю двухсотмиллионолетней давности в этом абсурдистском свете может обосновываться возможностью "лучше понять" [происхождение солнечной системы/происхождение человека], что в свою очередь позволило бы справиться с [неизвестностью/задачами, стоящими перед нами] и обеспечить дальнейшее выживание. Легко выделить в этой фантастической конструкции несколько совершенно кромешных и не могущих всерьез обсуждаться инсинуаций, ведущая роль среди которых принадлежит выживанию - одной из наиважнейших страшилок современного мира, призванной подчинять бесправную народную массу и заставлять ее служить делу обреченности. Между тем, само выживание невозможно, равно как и справление с задачами, понимание, а тем более изучение того, чего нет.

С точки зрения Традиции смещение полюсов на девяносто градусов является неизбежностью, обусловленной законами развития спирали космических циклов. Полюс традиционного космоса совпадает с сакральным центром ареала обитания нации, и нет никакой возможности обнаружить полюс вне этого ареала, а именно, если речь идет не о противоположном полюсе.

Следует обратить внимание на то, что эта точка зрения на полярную парадигму является основой, к которой могут прилагаться социополитические, культурные и геомагнитные реалии, но никак не наоборот. Таким образом, несомненным и системообразующим является факт полярности настоящего человека - и существенная сложность этого факта, требующего оценки с точки зрения метафизики, в-частности, космо- и антропогенезиса в свете тотемизма - с неизбежностью относит вопросы геологической истории и "миграции племен" в ранг тех примечаний на полях, которые могут уточнить и пояснить основной корпус теории, но вне ее понимания остаются маловразумительными и не связывающимися воедино концепциями, пригодными разве что для бесконечной регенерации информационных поводов.

Неотделимость полюса от священного города (огороженного ареала обитания) идет рука об руку с доминированием рода над территорией и превалированием над гендером.

Травматический разрыв с корнями и абсолютизация сакрального центра бытия нации выражаются в экстериоризации полюсов, претерпевающих сдвиг, усиление которого неотъемлемо от интенсификации тенденций движения, в котором выражен вид духовной неудовлетворенности. Абсолютизация сакральной основы с одной стороны и экстериоризация полюсов с другой располагают к формированию особого пространства экзистенции, развивающейся к периферии вслед за мигрирующими ложными полюсами.

Пролегомена смещения должна служить делу внесения ясности в программные аналитические стратегии подхода к доктрине 13-ти пятниц, в которой современный ум, порабощенный ложной линейностью истории и легкостью мечтаний о несуществующем, по-прежнему усматривает целый ряд достаточно очевидных странностей, среди которых, в-частности, видное место занимает сама традиционная концепция времен дня, ведь с точки зрения всего человеческого опыта "утро года" должно было бы соответствовать весеннему равноденствию, а отнюдь не зимнему солстису, на котором твердо настаивают все традиции. Эта тревожная, а пожалуй и зловещая загадка находит свое блестящее решение в концепции смещения, в ходе которого энергии великой Силы Предков без труда сдвинули не только полюса, но и времена года.

суббота, 5 марта 2011 г.

Узел "Земля-10"

Теперь, когда мною целиком завладела источающая мед лунность, я могу, как и рекомендовал совет операторов счислительного центра, изложить на бумаге собственные переживания, которые должны помочь не столько выработать стратегию адаптации единиц счисления после их возвращения к нормальной жизни, сколько решить основные проблемы стабилизации паразитной эмуляции.

Несколько лет тому назад прорывные технологии позволили лунчанам вплотную подойти к освоению запущенных ранее искусственных спутников нашей планеты, прежде всего это касалось небольшого осколка безжизненных базальтов, который не удалось не только вывести на плановую орбиту, но и пристыковать к узлу "Солнце", используя технологии магнетизма, как встарь. Нам еще предстоит изучить неполадки магнитного стыковочного узла, но, если мы не решим проблемы с тяжелым искусственным спутником, который грозит в любую минуту обрушиться на наши головы, то тем самым лишим будущего саму цивилизацию.

Колоссальное количество ресурсов, находившихся на борту узла "Земля-10", было, несмотря на потерю управления спутником, задействовано по своему прямому назначению, что сделалось возможным благодаря введению в строй восьми трансляторов, в рекордно малые сроки построенных на краях диска нашей планеты.

Как теперь вполне известно, мне посчастливилось выиграть во вселунной лотерее место одного из двенадцати так называемых коренных участников счисления, после чего я в тот-же день прибыл к месту проведения опыта на трамвае (поскольку не люблю метро).

Принцип любой счислительной машины основан на задействовании ресурсов искусственных спутников, переключение режимов работы которых осуществляется двенадцатью операторами с частотой до двадцати килогерц. Но прежде всего стоило бы заметить, что опасная близость и фактическая неуправляемость узла "Земля-10" требовала применения особой методики счислительного погружения, позволявшего предотвратить паразитный трафик частот, которые могли нарушить работу сельскохозяйственных машин не только на лунных нагорьях, но и в океанах.

Несмотря на проведенный в центре подготовки тренинг, на котором нас учили не паниковать, оказавшись в правдоподобной эмуляции, неотъемлемой от работы машины счисления и запрограммированной на самоуничтожение (это было необходимо для того, чтобы избежать эффекта ленты Мебиуса), реальность представших моему сознанию картин ошеломляла, являясь достаточно далекой от той, которая бытует во сне. Начнем с того, что в этой реальности, появлявшейся как фантом и побочный эффект несущей частоты, я, как и остальные участники опыта, сохранял присущее каждому жителю луны чувство полноты, дающее нам возможность не только ощущать себя живыми, но и существовать. А ведь во сне, форма протекания которого лишена непрерывности, чувство собственной полноты является редкостью, к тому же располагающей к мгновенному пробуждению. Я сознавал и исключительность своего положения, догадываясь о том, что миллиарды так называемых жителей "Земли-10" являются статистами, лишенными не только моей полноты, но и персонального сознания. Естественно, что для работы счисления требовалась полная иллюзия присутствия, которая предполагала невозможность опровержения реальности внутри нее самой, а потому понятный факт наличия всего-лишь двенадцати операторов с неизбежностью трансформировался в "теорию" - столь же притягательную, сколь и отвлеченную.

Сам искусственный узел "Земля-10" в этой виртуальной среде представал планетой - размером в два-три раза меньше нашей Луны и столь-же бедной, как некоторые искусственные астероиды. Очевидно, что экономия ресурсов требовала сокращения полезной площади "планеты", в результате чего добрая половина ее материков оставалась непригодной для "жизни", однако эта самая "жизнь" была намеренно разнообразной, чем походила на применяемые в детских садах для воспитания маленьких лунчан лубочные картинки.

При всем качестве оформления реальности, которая не давала повода понять себя в качестве побочного или паразитного эффекта счисления, экзистенция моя в ней имела некий неуловимый и трудно локализуемый "порок", как если бы я был ребенком и меня увезли на дачу в неинтересную мне "убогую деревню", но пообещали в следующем месяце поехать на курорт к морю, и я со спокойной улыбкой останавливался бы, когда замечал высоко в небе самолет, зная о том, что скоро уже буду сидеть в его удобных креслах и глядеть вниз через иллюминатор, а стюардесса станет поить меня и кормить шоколадными конфетами.

Эта склонность к мечтаниям граничила с предрасположенностью к лени, так что я мог целыми днями ничего другого не делать, кроме как смотреть в одну точку, а ежели рядом со мной образовывался мусор, то что с того - я не спешил убирать его. И так в доме моем повсюду образовались висячие паутины, среди которых возлежал я на мягких подушках с великим спокойствием. Фундаментальной моей ошибкой было то, что я совершенно ни о чем не думал как о недостающем: мне не нужны были ни пища, ни информация, ни самовыражение, а ведь обмен этими формами энергии лежал в основе счисления. Таким образом, моя логика поведения поставила под удар благополучие всех лунчан, потому как счислительная машина не успевала компенсировать недостающих мощностей.

Итак, специалистам требуется направить внимание, прежде всего, на доработку модулей мотивации. Вот как я это вижу: вместо того, чтобы позволять устремляться к реальности, находящейся за пределами актуального, которого явно недостает, надлежит предоставить операторам узла "Земля-10" полный доступ к механизму актуализации и обеспечить непрерывное увеселение, базирующееся на неисчерпаемости актуального, которая в свою очередь должна избегать того, чтобы конструироваться на ограниченном наборе паразитных функций.

Как и следовало ожидать, меня на основании падающего графика выработки счисления вывели из программы и я смог вернуться к нормальной жизни лунчанина. Не сказать, чтобы адаптация была мгновенной, но тут требуется отдать должное выборке операторов, ведь лотерея с самого начала была направлена на целевую группу участников многодетных семей. Именно порождение триста сорок девятого малыша и сорокалетний юбилей моего младшего триста сорок восьмого помогли моему сознанию, которое было истощено счислением, оправиться буквально за одну лунную неделю.

четверг, 3 марта 2011 г.

Гарантийный стандарт индийского кино

Существенная проблема в социополитической и экономической жизни современной Индии, обусловленная консерватизмом переживания старых обычаев, традиционность которых, однако, может быть поставлена под сомнение, с неизбежностью накладывает свой отпечаток на все сферы индийской культуры, включая кинематограф.



В известном кинофильме "я-брахман" под флером агхорической романтики озвучивается основная социокультурная идея популярного шиваизма, которая, также как и буддизм, ответом на который она становится, не может быть понята прозападной аудиторией, на что систематически указывают наиболее (в определенных пределах) честные религиозные деятели как буддистского, так и мета-индуистского лагеря. Это относится не только к находящимся за пределами Индии поклонникам миролюбивой индийской духовности. Далеко не факт, что иммигрант, ведущий образ жизни неприкасаемого, сможет в достаточной мере преодолеть обаяние экзотизма своего положения - скорее всего, на становление в статусе низшей касты должно потребоваться несколько поколений упорного труда, но и в таком случае едва-ли будет найден компромисс между генетическим качеством новоявленного шудры и аутентичным плодом многих тысяч лет геноцида и вырождения.

Осмысляя воспитательную функцию индийского кинематографа, которая не может быть поставлена под сомнение, следует понимать, что комичные "мюзиклы", которые видит европеец, в основе своей представляют густой поток пропаганды правильной логики поведения, способствующей спасению сотен миллионов индусов от невыносимого гнета бытия.

В фигуре героя картины "я брахман" западный зритель усмотрит почти христианские мотивы величия человеческого духа, он увидит "богочеловека", не чурающегося самых низов общества. Между тем, этот агхора не является чем-то исключительным и на протяжение фильма в основном занят выполнением задачи, поставленной перед ним наставником; следуя своей праедестинации, он отрицает ложный род и придерживается логики поведения агхора. Основным благим посылом кинофильма является гарантия праведности того, кто следует поведенческому стандарту - следуя стандарту, Брахман - жрец, личность которого является структурным компонентом Брахматменасамджнаны, - имеет силу освободить от мучений следующего стандарту неприкасаемого.



Учитывая изложенное, несложно будет понять, насколько неправомерны обвинения к кинофильму в том, что он задействует ложные художественные методы в том, что касается сцены экзекуции злодеев. Есть основания считать, что разительное отличие освобождения от неосвобождения удобнее всего было бы выразить демонстрацией "плохого перерождения", а не избиения. Однако, позвольте заметить, что в кинофильме не только не сказано, что злодеев ожидает "плохое перерождение", но и по-умолчанию утверждается, что их судьба выгодно отличается от судьбы положительной героини: во-первых, они страдают только несколько минут; во-вторых, они так-же, как и она, умирают лично от руки гневного бога. Мы видим, что судить о художественных методах было бы чревато бесконечными оговорками и самовоспроизводящимися отрицаниями.

Остается заметить, что в переводах кинофильма, изобилующих и другими режущими слух неточностями, словом "бог" обозначаются как "свами", так и "брахман". Первое является эпитетом представителя высшей касты, к которому обращаются молящиеся (в сцене с безногим-безруким жрецом и в сцене моления избитой девушки). Второе используется в формуле aham brahmasmi (я есмь брахман), звучащей из уст агхора. Наставник нашего героя не употребляет местоимения "мы", как в субтитрах, а говорит "я".

Свидетель охоты и акт его праведности

В рассказе о Ландскнехте и Дикой Охоте освещена концепция ритуального результата. "Действие и результат" представляют собой аналогичную форму "преступления и наказания", которая известна, в-частности, в представлениях, фиксируемых учениями о противостоянии богов старого и нового поколений.

Как доказывает Традиция, "преступление и наказание" тождественно "наказанию и преступлениию" - форме делания, подразумевающего предварительную аскезу как условие реализации акта праведности. Помимо темпоральной амбивалентности, "действие и результат" обладают и амбивалентностью масштабов - так, чрезвычайно незначительное дело, не требующее никаких усилий, может привести к результату эсхатологических, вселенских масштабов, в то время как две тысячи лет работы коллектива зодчих предстанут в итоге комичной детской игрушкой из папье-маше. Верно и обратное: манифестация такой игрушки может стать причиною тысячелетнего проклятия, а уничтожение вселенной повлечь за собой один отдельно взятый зевок.

В случае ландскнехта катализатором промежуточного результата становится притча о кошечках.

вторник, 1 марта 2011 г.

Жадный мужик и колдун

Решил как-то раз один мужик разбогатеть, а как это сделать человеку? Он пошел к колдуну. Тот был старой, советской закалки - в колдуны перешел из сферы услуг, вот и кричал на подчиненных, ругался, мол, вас много, а я только один.

Видит колдун, что мужик убогий к нему пришел, и решил поставить себе на службу, чтобы каштаны из огня таскал. Посылает в рощу каштановую - там ребятишки сбивали с дерев сладкие плоды и кидали в огонь. Мужик с чистым сердцем натаскал полное ведро каштанов.

-Теперь поноси мне воды в решете. - Объявляет колдун и с умным видом чертит в воздухе пентаграмму. Мужик берет решето и идет за водой. Долго-ли, коротко-ли, натаскал целую бочку.

-Чего стоишь, сука, вари щи из топора, но воду разогревать не смей. - Бранится колдун. Мужик и тут не нашел никаких возражений, пошел варить щи в ледяной воде. А как щи были готовы, его колдун посылает в подпол.

-Знаешь, любезный, в подполе завелись у нас крысы - здоровые, с кабана ростом. Придумай, как с ними разобраться, чтобы обезопасить территорию.

Спускается мужик в подпол и глазам своим не верит - на него прямо из темноты несется здоровая крыса, а на ходу расширяет пасть, усеянную зубами. Он направо, налево - а места для маневра в подполе нет. Короче, убила крыса мужика.

А на следующий день колдун пошел дьяволу душу продавать.

-Я продам душу свою насовсем, но с одним условием: чтобы мне жилось хорошо, а когда отживу я дни органической моей экзистенции, чтоб блаженствовалось мне вечно.

Так он говорит дьяволу. А дьявол отвечает:

-Это можно, но только платы я с тебя брать не буду, потому что ты очень помог мне. Жил на земле мужик весьма опасный и по книгам судеб я узнал, что пришел бы он ко мне, как к золотой рыбке, да и стал приставать с противоестественными предложениями. Такому только дай копейку - он и за рублем полезет. Я было уже воинство собирать решился против мужика, да только ты его весьма ловко убил. Я же не буду брать с тебя души, а все сделаю бесплатно - невелика нагрузка.

Пожимает колдун плечами, потом подписывает квитанции и идет домой. "Все таки ерунда какая-то, а приятно. - Говорит он себе. - Куда бы теперь мне эту бонусную душу пристроить, в какое злое дело пустить?"

Положил он душу в книжку, а ту поставил на полку, чтобы потом неожиданно, совершая научные экскурсы, наткнуться и испытать умиление.
 

Поиск

D.A.O. Rating