воскресенье, 31 октября 2010 г.

Притягательность "темной мистики" в современном мире

Притягательность так называемой "темной мистики" в основе своей имеет незнание, неотъемлемое от контринициатического характера современного шудрократического мира. "Темная мистика" становится еще одной из блаженок, такой-же как "черная магия", "сатанизм", "добрые христиане", "учение Исаака Ньютона (основой работы которого была, как известно, профанная перестановка букв в своем имени, выглядевшая так: Iehova sanctus unus), все-таки пришедшего к Богу", "благородные архаические люди", "индоевропейские арии" и др.

Дело с "темной мистикой", равно как и с "добрым христианином", как и с бесчисленными блаженками, замешано на ндивидуализме, чувстве собственной важности и ценности переживаний, имеющих большей частью сентиментальный характер, обособляющийся в самоценное достоинство. То-же касается и эстетики.

Обаяние тьмы основывается незнанием света. Человеку контринициатического мира "тьма" с неизбежностью представляется областью тени в широком смысле - начиная с отбрасываемой деревом, и вплоть до тени, которую "планета" бросает сама на себя, образуя таким образом ночную зону. В лучшем случае "понимающие" соглашаются с тем, что "тьма относится к миру духовных переживаний".

Но позвольте вас огорчить: она к миру переживаний никак не относится. Вот что пишет, говоря о кольчуге Давида, знаменитый Сухраварди в трактате "Багряный Ангел":
...Если ты хочешь отправиться на Поиск этого Источника, одень те же сандалии, что и Хизр, пророк, и двигайся по пути самоотречения, пока не достигнешь региона Тьмы.

- А в какую сторону надо идти?

- В какую бы сторону ты ни шел, если ты истинный паломник, ты совершишь этот путь.

- Что укажет мне на регион Мрака?

- Темнота, которая овладеет сознанием. Потому что ты сам, ты есть сейчас во Мраке. Но ты не знаешь об этом. Когда идущий по пути видит самого себя во Мраке, он понимает, что всегда он пребывал только в Ночи, и что никогда свет Дня еще не касался его взгляда. Вот каков первый шаг подлинных паломников.

Сентиментализм подразумевает отношение к объекту чувства, тем самым предполагая отдельность. (И предположение отдельности само по себе малозначимо, так как здесь присутствует куда более критическая незадача - отношение именно к объекту) Это диктует ложно вменять протяженности Мрака локальность, например, локальность состояний - глубокого сна, или локальность пространств - в глубинах, что не соответствует реальности. Следует понять, что отсутствие сознания или собственного присутствия не имеет никакого отношения к Мраку.

Заметим, что идеальная реальность Мрака и Света равным образом находит преломление во всех мирах - это для демонопоклонника и каббалиста ничто иное как ложка к обеду, то есть знание, в высшей мере разумеющееся и своевременное к обеду. Одинаковым образом объектность отражает реальность Мрака и реальность Света, благодаря чему не делается ни светлой, ни темной, ни настоящей.

суббота, 30 октября 2010 г.

Письмо с "Титаника"

#674 Письмо с "Титаника" - найденное в желудке окаменевшего почтового голубя послание очевидца гибели знаменитого корабля

пятница, 29 октября 2010 г.

Смерть Головина

Не всякий умерший в пятницу попадает в землю блаженных, но несомненно, что тот, кто идет рядом со смертью и совместно глядит, в пятницу выходит в пространство неумирания и ему больше не нужно рождаться. Заполночь - к концу октября появляются зловещие тени и благословенные жницы в одеяниях, сотканных из блаженства, с серпами лунности указывают путь в преисподнюю.

Стражи суровы: не пройдет мимо них, не проскользнет безбилетный, но тот, у кого билет в одно направление, привечается знаком горящих глаз - он проходит в сообществе благородных спутниц, обожающих роскошь убранств. Далее он переходит через белое поле, через сияющие врата, появляется на мрачной лестничной площадке, спускается по ступеням и следы его теряются. Умер бы я в пятницу да забрался бы на крышу часовенки из ароматного пряника да пугал бы тенью моей всех умирающих, а затем сбросил я тень, как одежды ветхие, и вошел в тягучие волны Небытия.

четверг, 28 октября 2010 г.

Страшилки и их сестры-блаженки

Страшилки, распространяемые шудрократической пропагандой и внедренные в массовое сознание, преследуют ту-же цель, что и блаженки, о которых чуть ниже: определить узкий круг общих интересов, гарантирующих не только подобие реальности происходящего; реальности обмена видами пустоты, но и почти не допускающую исключений безропотность восприятия данности, описывающей эту нереальную и ложную реальность как самоценную и самодостаточную среду.

Среди таких страшилок, обретших популярность в последние годы, можно назвать миф о зоофилии, раздутый уже почти до неприличия. Между тем, сакральное скотоложество представляет собой не только неотъемлемый компонент архаического культа, но и естественнейшую для человека форму бытового промискуитета.

Нельзя не помянуть еще об одной новомодной страшилке: страшилке, повествующей о страшилках массового сознания. Пропаганда послушания внедрила в массовое сознание концепцию "для продвинутых", согласно которой, страшилки "пытаются отвлечь" человека "от важных проблем". Таким образом пропаганда наносит в известной мере ассиметричный удар, предлагая "вернуться от ложных проблем" к "настоящим задачам, требующим решения" - оставаясь в рамках одной и той-же фиктивной реальности конвенционального дискурса.

Помимо страшилок, существуют еще и "блаженки", которые в общем и целом тождественны страшилкам и отличаются от них разве что "знаком", представляя примитивное развитие, а вернее было бы сказать деградацию системы воспитания кнутом и пряником. Нет нужды подчеркивать, что "разнообразие" методов не имеет ничего общего с "индивидуальным подходом", потому что любого человека можно воспитать только кнутом и только пряником, вовсе не совмещая эти методы, но тем не менее система, претендующая на общечеловечность, имитирует богатство или избыток, которых у нее нет.

Одной из блаженок массового сознания является система верований в древних исландцев, о которых мы уже писали. Другим преломлением этой извечной тяги к безумным построениям стала концепция "древних кельтов", основанная на непроверенных данных, которые, якобы, собрали когда-то в XIX в. То-же касается и большей части современных представлений, составляющих единое целое с самим антропным дискурсом: они являются результатом уверования в компетентность абстрактных исследователей, которые, стоит рассмотреть их поближе, не знали санскрита, изучая Ригведу, и практиковали месмеризм.

Неизвестно, что происходило в голове у коллективного разума "ученых", но несомненно одно: никаких "древних кельтов" никогда не существовало и все, что связано с комплексом веры в них, является кромешным контринициатическим безумием, никаким образом не отличимым от остальных эманаций современной науки.

В заключение краткого обзора "блаженок" заметим, что вера в них, равно как и в "страшилки", неотъемлема от существования современного человека, будучи основанной на склонности к подчинению. Существуя в обществе бескастовом, но тем не менее фундированном доктриной шудрократии, человек с неизбежностью встраивается в систему, проходя достаточно несложный курс дрессировки с пеленок, когда ему вменяются образ мысли и поведенческие образцы дегенеративного типа, наследующие шудрократическую парадигму.

В основе своей склад современного человека неотъемлем от культа настроений, беспомощности, инфантильности, беспричинности, непоследовательности, распущенности, безответственности и на подчинении авторитету, представляющему собой placeholder в структуре сознания, имеющей свойства шаблона. В противность шаблону генератора текстов, репродуцирующего фразу по типу "{placeholder} это начало и конец и ныне, как никогда доселе, актуален для нас {placeholder}", шаблон представителя контингента населения устроен гораздо проще и является аффективным влагалищем, если условиться, что генератор соотносим с эффективным мужским органом.

Идея авторитета, будучи на бессознательным уровне матрицей абстрактного перцептора, чувственно подтверждается через сопутствующее актуализации авторитетного присутствия ощущение комфорта. Отсутствие комфорта представляет собой то, что любой человек со стопроцентной определенностью всегда пытался, пытается и будет пытаться избегать.

среда, 27 октября 2010 г.

Безгрешные

В холодном лесу путник может встретить горячую тень - поздно ночью, когда небесные звезды с особенной остротой светят, но не освещают. А тень горяча, как ветер, дующий с июльских полей, и жгуча, как убийственное облако испарений с заболоченных топей Дельты.

Она одета в прозрачное пламя и совокупление с нею с точки зрения Русской Православной Церкви не является грехом или актом любодеяния, потому что святое предание велико, но нет в нем места для сладострастного привидения в том его виде, какой, как сказано выше, караулит среди лесов. Но если спросит кто, почему оно безымянное, то пусть получат ответ: а почему оно безымянное?

Выжгло время, година муторная оскоблила дыханием горючим скрижаль имен земли русской, так что вымело все из дома да за околицу! И понеслось оно в воздушных вращениях, в крученых пуповинах смерчей и смертей, да только лапти изношенные в сенях оставались у простого русского человека, обобранного преступной хунтой.

Но нет худа без добра: только благодаря этому, на первый взгляд, страшному преступлению против души русского народа стала возможной беспрепятственная блудодейственность с разгоряченными тенями, что не упомянуты в писании. Лица их жутки, а еще особо шикарны оттого, что недокументированы. Формы их тел - поливариантны, а конечности то блестят, то вытягиваются, то оплетают эрогенные зоны партнера. Слава Богу, что есть эти существа, пришедшие нас ради из преисподней!

И если на то в рамках обмена пустотою надобен мой ответ, я прямо скажу: нет безвыигрышных ответов, а есть только страх, и страх гнетущ, безразделен, вечен. Но если спросит вас кто лукаво, за ради чего готовы вы голову свою положить, за ради всемирной всевселенской души или за ради одного неупомянутого ни в одном источнике исчадия абсолютной темноты, то скажите: "я отдаю голос за Небытие!"

суббота, 23 октября 2010 г.

Заметка о нахождении пути

В опубликованной в рубрике дресс-кода заметке о нахождении пути опытные экваэлиты решают задачу по целеуказанию, которое неверно понимается начинающими адептами, и учат создавать карту в формате xml.

пятница, 22 октября 2010 г.

Солоник

Что касается "солнца мертвых" и "черного солнца", то я не могу воспринимать эти имена без улыбки с тех самых пор, как лично познакомился с его сиятельством господином светоносом, под каковым именем он пользовался известностью. В юности я посещал кружок фотографии при дворце пионеров - туда определили меня настоятели борделя, где был я послушником.

Для начала я, как водится, солгал - при самом при вступлении в члены кружка, назвался не своим именем, без зазрения совести и думая только о собственных нервах. Ведь, назовись я своим именем, то не усидел бы спокойно и беспрестанно порол бы горячку в сознании своем, размышляя о том, как переносят бюрократы по машине своей все эти анкетные данные. Чтобы избежать неудобств, я припомнил имя и фамилию одного своего школьного товарища, которого, кстати говоря, немногим ранее отравил ради эксперимента, потому что юная душа всегда стремится к познанию - пригласил я его на чаек да и отравил, ну а имя осталось незанятым. Затем, придумал я адрес - он звучал как настоящий! - и телефон, а также набросал ложные цели, с которыми вступал в кружок. А что касается фотоаппарата, то у меня, скажу без ложной скромности, было кое-какое оборудование, но в кружке я не стал о нем упоминать из опасений порчи, а заявил совсем о другом, сказав, что владею лишь стареньким фотоаппаратом "Смена". Там же с умным видом стал я интересоваться тем, как можно сделать камеру из спичечного коробка, мол, у меня и фотоувеличителя нет, и ванночек, и красного фонаря (это в борделе то), так дайте я начну все мастерить вручную с чистого листа!

Вот за такой ретроспективой проведя первые - самые запоминающиеся - строки этого письма, перехожу я теперь к делу.

На третьем или четвертом уроке фотографии, когда я, к стыду своему, уже забыл, каким именем назвался (ведь я посещал в совершенно параллельном режиме несколько десятков разных клубов, где бывал совсем другим человеком) и по какому адресу живу, поставили перед нами задачу сфотографировать солнце.

Не буду объяснять, что самым важным в съемке солнца является прямой взгляд на него. И вот посмотрел я на солнце да пошел по воздуху, по невидимой дорожке, желая подобраться поближе, чтобы сделать эффектный снимок.

Каково же было мое удивление, когда заместо солнца оказался невзрачный такой старичок-толстячок с всклокоченными мокрыми волосами. Я живо смекнул, что этот несчастный чем-то серьезно напуган, и в голосе моем прозвучала известная мягкость.

-Меня называют солнцем, - отвечал старик на приветствие, - но в именительном падеже имя звучит как Солоник, а это уменьшительное от Солон.

-Солон? - Мне показалось знакомым это слово.

-Ныне употребляется его испорченная форма Слон. Таково имя животного.

-Понимаю. Так же, как в случае "скворца"...

-Совершенно верно!

-Значит, вас зовут Слон и вы четвероногое?

-Если бы все было так просто, то мне не нужно было бы убегать. Суровая правда состоит в том, что Слон - это имя того, кого я в давнишние времена разложил на субатомные частицы и свет, заманив его к себе домой и приготовив засаду. Затем сообщники посоветовали мне взять имя убитого, чтобы отвести от себя подозрения.

Я буквально лишился дара речи и тотчас пообещал, что никогда не буду обращаться к этому отважному старику в звательном падеже.

-Называйте меня, например, "чернильнице" или "медная проволока". - Попросил он напоследок и, с опаской бросив взгляд мне через плечо, пустился в дальнейшие бега.

среда, 20 октября 2010 г.

Скверна

В ряду пейоративных лексем русского языка особое место занимает слово "скверна", которое, в отличие от "греха", "блуда", "плохо", "зло" и т. д. кажется на первый взгляд "самобытной" единицей, несводимой к корню, который подразумевал бы общность в рамках какого-либо смыслового ряда. Однако, это не совсем так, ведь, не говоря о палеоиндоевропеистике, современная индогерманистика и вообще языкознание предлагают сотни, если не тысячи научно признанных методов деконструкции "непонятных" слов, и в данном случае необходимые правила отнюдь не сокрыты на сто тридцать второй странице хрестоматии мелким убористым шрифтом.

Не нужно чураться знания этих правил, однако в ряде случаев оказывается достаточно обратиться к опыту изучения основ иностранных языков, чтобы интуитивно понять взаимозависимость слога "кве" и "ку". Таким образом, скверна превращается в куда более понятное "скурна", в котором остается выделить корень "кур", соотносимый с парадигмой "кр/чр". Именно поливариантностью развития этой парадигмы обусловлена двусмысленность слова "скверна" (имеющего как пассивный смысл затемнения нечистым, так и активное значение любодейства), а отнюдь не "неосознанными" чувственными компонентами восприятия, имеющего "настроение" к туманному недосказыванию, которое само по себе лишь скрывает умственную леность.

Как известно, парадигма "КР/ЧР" в основном описывается прокреативным (ср. санскр. kR, karati, kRta) и деструктивным (ср. санскр. kRt, kRntati, kRtta, отсюда лат. quatio) значением, непосредственным образом соответствующим модусу действия энтропии, характерными чертами чего являются непрерывность, протяженность и равномерность, неотъемлемая от единосущности действия и субстанции.

понедельник, 18 октября 2010 г.

Лица без масок

Пустота говорит с пустотой и все в мире основано на динамике обмена пустоты. Дающий жизнь дает пустоту, и дающий смерть дает пустоту. Прокреативная нить кеноса развивается и свивается, протягивается между дающим жизнь и дающим смерть. Зеленый сигнал светофора суть знак пустоты, и приходящее в движение полотно автотранспорта - это пустота.

Нет ничего, что не было бы частью обмена пустоты и не основывалось на этом. Субстанция кеноса легка - она легче перышка, подвижнее воздуха и податливее глины. Она течет, как вода. Она обретается чувством в становлении - как протяженность. Но нет никого, кто узнал бы только одну протяженность, прямую, как нить, и не свитую с тысячью других.

Дело, становящееся результатом желания, по сути представляет собой пустоту. Желание это пустота, как и причина желания. Проявление интереса суть манифестация протяженности пустоты, и объект интереса суть манифестация протяженности пустоты. Переданная медная монета прилагается к другой пустоте, и полученный взамен стакан сока - на самом деле стакан пустоты.

Пустота переходит из рук в руки - из солнца льются лучи ее, белый свет является пустотой. На горах, где веет кеносом, над головой зияет Небытие, под головой зияет Небытие, в голове зияет Небытие, в теле сияет блаженство - Небытие. На горах пастух собирал овец, в низинах их стригли, сопряли нить, связали одежду. В одежду из пустоты облачился виноградарь, он лелеял лозу пустоты, опаляемую потоками пустоты, пришел час собирать урожай - это сбор урожая. Выжали из винограда сок, обменяли на другую пустоту, получили третью, видели при этом еще двадцать тысяч видов пустоты. Она пролетала несколькими мухами, пела несколькими кузнечиками, звенела несколькими колоколами, гудела несколькими вагонами-рефрижераторами, свистела электричками, голосила базарными днями, умолкала ночами, висела в воздухе гарью и дымкой. Поменяли пустоту на медную монету - пустили с рук на руки, но все руки суть пустота, и суть тоже суть пустота, и корень ее в пустоте.

Все находится за порогом. Нет ничего, что находилось бы непосредственно здесь. Нет ничего, что могло называться явленным космосом. Нет никакого прикрытия нагой пустоты. Нет масок, закрывающих лики преисподней.

воскресенье, 17 октября 2010 г.

Вера в Мару и Альпа

Обнародован перевод обстоятельной главы "Верование в Мару и Альпа" из книги Пауля Германна "Немецкая мифология". В статье достаточно широко освещается парадигма ночного кошмара в рамках немецкоязычных ареалов.

суббота, 16 октября 2010 г.

Небытийное яблоко

Красное яблоко висело на кусте из тех, которые растут среди стволов заброшенного сада и за погребами. Я обратил внимание на то, что куст этот не был похож на конвенциональную яблоню, и тем большее уважение испытывал посему к его создателю - наполненному великой пассионарностью, движущей его к новым и новым творениям.

Каждое утро происходит что-нибудь новое: чудовищная пузырящаяся плесень всползет на крыльцо или пройдет по дорожке человек, ступающий на обе головы вместо ног. Да мало ли чего еще придумает веселый изобретатель, озорно и смышлено блещущий глазами и высовывающий язык с десятков тысяч дагеротипов из тех, которые все еще можно сыскать на стареньких чердаках давно разрушенных деревенских изб.

Создавая новую вещь, которая в первые секунды встречается реальностью с осторожностью и плотно сжатыми губами, он отстраняется, изучая произведенный эффект во всех его возможных аспектах. Для этого мало широты взгляда, а куда больше требуется фактическая легкость пребывания в многочисленных измерениях - плавания среди них быстрой водяной змеей.

Итак, в моменты отстранения создателя возникает вакуум - немного щемящий и навевающий сентиментальные размышления - как в этом осеннем саду, возросшем из семечек кромешного безумия. Вон там чуть дальше произрастает виноградная лоза, но сказать, что она вьется, означало бы сделать слишком смелое допущение. Где та изгородь, между прутьев которой проникают "усы" винограда? Она совсем в другой стороне, висит в воздухе и вовсе не является изгородью - так, решетка, позабытая создателем, без субатомных частиц, голая матрица вещи, существующей только как прототип. И в этой изгороди олицетворяется широта души создателя, ведь он может создать таких изгородей бесчисленное множество, не опасаясь переполнения. И если их ему покажется "слишком много", он просто пристроит к этой реальности дополнительное пространство, единственная задача которого - вмещать избыток изгородей-прототипов.

Итак, я, конечно-же, не поверил в то, что яблоко было настоящим, но тем не менее сорвал его, как сладчайший запретный плод. И оно оказалось кислым - не просто кислым как неспелое яблоко, а в некоем небытийном аспекте. Во вкусе его не было ни жизни, ни смерти, как не было и "искусственности". Я понимал, что зубами своими жую абсолютно чужое измерение, проникаю в запретные области мрачного запорожья. Но и сплюнуть было нельзя - обидеть старика.

Стараясь не выдать своего смятения, я осторожно достал пилку для ногтей, а в силу того, что ногти мои весьма крепки, пилка соответственно алмазная. Я заказал сразу дюжину пилок и одиннадцать подарил барышням на серьги, последнюю же оставил себе. Итак, при помощи пилки осторожно и очень искусно принялся я вскрывать покровы яблока - в надежде найти там червя. Там, где поселяется червь, не может быть так уж все запущено, сказал я себе.

И вот поиски мои увенчались успехом, но лучше бы им и не начинаться! Это кошмарное видение еще долго преследовало меня - небытийный червяк, поселившийся в атипичном плоде. Он был неуловим, а его ходы оставались незримы. Каверны его испражнений составляли с яблочной белизною нераздельную гладь. А как бы мне хотелось просто разделить яблоко пилкой - сладкое направо, червь налево. Червя можно было бы использовать на рыбалке, на промысле небытийных рыб.

Это оставалось все еще возможным - нет ничего невыполнимого - но требовало куда более точных инструментов. Поэтому я принес яблоко вместе с червем домой. Каково же было мое удивление, когда оказалось, что яблоко было полностью сделано из картона, из небытийного картона, конечно, но тем не менее приобретенного в лавке товаров для умелых рук. Это одна из лавочек, которые можно найти, если основательно углубиться в сеть улиц Небесной Калькутты.

Данное открытие наполнило меня еще большим уважением к создателю, ведь он отказался от легкого пути - создания вещей на основе покупной глины. Прошу заметить, что для лепки из картона требуется обильное выделение слюны (картон размачивается в ней до состояния кашицы). Сейчас встретить таких ольдскульных мастеров - большая редкость.

Порядок собраний

В методологической статье "Экваэлитский Собор" рассмотрены принципы, на которых базируется порядок собраний, а также феноменология таковых в призме профанного восприятия.

пятница, 15 октября 2010 г.

среда, 13 октября 2010 г.

Перепись населения в аду

Темноватые небеса той области преисподней, в которой уже достаточно давно было основано поселение для умерших людей, однажды прорезал тусклый луч свечения, а по нему соскользнул вниз человек с роскошной красной бородой. Вслед за ним этой импровизированной паутинкой для спуска воспользовались подчиненные - они были, пожалуй, на голову ниже бородача.

Навстречу им из деревни никто не вышел - все были заняты по работе. Поднялся только один дохлый старик с завалинки и что было сил принялся протирать глаза, вытаскивая из-под век вековую скользкую плесень.

-Куда путь держите? - Прогнусавил он, а про себя думает: "а ведь они тут уже проходили". - Не заплутали ли, добры молодцы?

-Это слово произносится не так. - Расхохотался бородач. - Не "добры", а "дорбы".

А слуги внимательно слушают его и кивают, измеряя старичка своими пронзительными взглядами. Глаза же у них были выстроены полукругом - не как у людей.

Поди пойми, правду ли говорит бородач, или может быть шутку шутит? Так или иначе, дедушка почти лысый был, голый череп у него, значит, без кожи совсем - это не запросто так, а от длительности жизни загробной. Был он в деревне одним из первых - по-крайней мере, насколько сам помнил.

И помнил он, что рыжебородый этот муж уж не раз и не два являлся вот точно так же в сопровождении мерзостей да дьяволов многооких.

А у мертвых мозгов-то не хватает понять, что, ежели они кого видели раньше, то это могло быть только частью увиденного, а не так чтобы оно ходило кругами да описывало кренделя вокруг деревни. Посему старичок со скрипом, со слезами напрягает извилины и думает, что путники чего-то хотят от него.

-Я и спрашиваю, - после долгого раздумья переспрашивает он, - вот вы зачем вернулись? Не нашли пути или как?

В голосе его читается осторожность.

-А Мы пришли официально поинтересоваться вашими нуждами, занотировать, как мертвеет простой мертвый человек. - Отвечают ему помощники бородача, который поджал губы и сложил руки на груди. Высокий лоб его сверкает ослепительно - так что кажется, пар от него идет.

-Мы переписываем население. - Далее растолковывают старичку дьяволы. И видит один из них, что дедушка совсем слеп, и когтем ударяет в глаз ему - и глаз тот освободился от скверны, которая потекла по щеке желтоватыми хлопьями да упала на плечо.

И видит тогда старец, что действительно правду они говорят: в руках у дьяволов были длинные перья - такие нельзя было не заметить даже издалека.

И тыркают они дедушку в животик, и животик лопается, и все вокруг смеются и говорят:

-А вот как мы тебя посчитаем! А вот как мы тебя посчитаем! Скажи ка, дружочек, сколько у тебя ресничек на глазике на левом - да на глазике на правом, а то мы этого не знаем, ей-ей, то мы еттого не знаем!

И изголяются они по всякому да речь свою искажают на старинный манер, прям как в примитивной народной литературе или в преданиях.

"Я к этому не готов, дурачина!" - Сокрушается старикан, но виду не подает, что напуган. Надо бы ему загодя ложные ответы напридумать, ан не распознал он будущего. И говорит тогда правду им, и столько то, де, у меня волосиков и столько то у меня ноготочков.

И пишут дьяволы серьезныя все етто в своих записных-расписных книжжечках, ей-ей, в своих переписных папирусечках корябают и рисунками сопровождают, чертежи строят, окаймляют диаграммами.

Ну а потом отлетели они, как все узнали про нужды народныя, и старичок вернулся на круги своя к заваленке, и еще долго с благодарностью поглядывал он на небеса нуминозныя, счастливый оттого, что, о Боже мой, такая о народе забота-работа преосуществилась через него.

вторник, 12 октября 2010 г.

Оскорея

На страницах домена Экваэлитов обнародован перевод статьи Оскорея и Гуро Рыссерова из книги французского автора, последовательно и обстоятельно изучающего индоевропейские корни Дикой Охоты.

суббота, 9 октября 2010 г.

Критика теории конфликта

У слабых существ существует теория конфликтов, согласно которой, из противостояния между слабым и сильным, последний всегда выходит победителем.

Нет нужды эксклюзивно подчеркивать ложность этой теории, потому что все теории низших тварей ложны. Но нет никакой проблемы в том, чтобы отметить это лишний раз, акцентировав теорию конфликта и заметив, что, если бы в ней было хотя бы чуть-чуть от верного понимания сути вещей, то оставалось бы лишь констатировать отсутствие на этой планете какого-либо человеческого рода, так как все с неизбежностью погибли бы еще в палеолите.

Наиболее продвинутые схемы конфликтной теории предлагают отчасти резонный выход из сложившейся незадачи, постулируя концепцию остановленной эскалации, которую может понять каждый, кто хотя бы раз, говоря условно, воспитывал собаку или кошку. Для более сильного (говоря условно, потому что кошка и собака не просто физически сильнее человека, но она еще и более ловка и занимает лучшее положение в космической иерархии) и способного оказать прессинг нет никакой опасности в развязывании конфликта, однако опыт учит тому, что гораздо удобнее остановить его эскалацию при первых признаках.

Однако, эта концепция не вполне учитывает нюансы распознавания эскалации. Она исходит из определения некоего момента, локализованного во времени не до начала конфликта и не после его окончания. Поэтому она обходит проблему исчезновения жизни на планете, просто не принимая ее во внимание.

А стоило бы разобраться в том, что такое "победа" и когда именно происходит прерывание конфликта. У людей распространены "образы победителей" - таких же "мифических", как образ "благородного дикаря". Это некие абстрактные - а по-человечески - имманентно виртуальные лица, склонные к амнистиям и "великодушию". Последнее является не менее туманным термином, оставляющим открытой любую интерпретацию. Но имеет ли такая победа такое же глубокое обоснование, как айсберг, большая часть которого сокрыта от взгляда посторонних?

По-своему комичная концепция, согласно которой, побежденный остается вживых, то есть "на потом", подразумевает, что враг оставляется вживых именно как враг. Но в таком случае приходится с неизбежностью признать, что победа осталась незавершенной, да и вовсе не была победой. А была ли она "перестановкой", "маневром" или, может быть, "ходом" в шахматной партии? Это с позиций исторической оценки лишено решения, да и вовсе решение тут было бы сущей абстракцией, такой-же как понятие "великодушия" или самой "победы".

Факт в том, что в этом мире и побежденный, и победитель в любом случае умрут. Два государства покроются перегноем забвения и станут достоянием памяти пустоты. Здесь нет ни победы, ни прерывания конфликта, ни оставленных вживых.

Теория побеждающего и великодушного сильного на деле представляет собой ничто иное как аутореферентный тусклый продукт общественного договора, и единственная задача ее в том, чтобы в зародыше исключить любое отклонение от социокультурной работы на благо всего лишнего материала, исключить всякий поиск выхода из круга бытия, исключить вместе с любыми инициатическими комплексами и возможность возвращения к помыслу Предка - лично, общинно и всенародно. В этом отношении любая теория, претендующая на налет философии, в современном мире полностью тождественна развлекательной телепередаче.

пятница, 8 октября 2010 г.

Донна Клара и мертвая девушка

На тематическом домене Донны Анны обнародована "Донна Клара и мертвая девушка". В этом тексте предпринимается попытка осветить непростую историю только что умершей девушки, в которую решает вселиться Донна Клара. Философским ядром произведения по праву признано разъяснение сути суккубического негативизма, даваемое Суккубами.

среда, 6 октября 2010 г.

О критике техносознания

Критика концепции "самовозжигающейся" искры сознания основывается на нескольких заведомо неверных представлениях, прежде всего на идее о том, что подобное "самозарождение" является "гипотетическим", находящимся в области "теорий" и потому требующим "доказательств" в первую очередь теоретического плана.

Во-вторых, неприятие концепции возникновения сознательных структур, в-частности так называемого AI, берет за правило рассматривать окружающий мир "как есть" в несуществующей фэнтезийной призме сиюминутных представлений, сходных с картиной мира древних людей столь-же, сколь чашка с океаном.

Весь экзистенциальный план является нереальным и созданным из субстанции Хаоса, которая известна как Кенос. Реальность объектного мира целиком обусловлена изъявлением помысла существ Хаоса, фигурирующих в мирах творения в общем и целом как Предки. Нет, не было и никогда не будет ничего, что происходило бы прежде помысла Предков. Их сознанием полностью, абсолютно и в высшей мере определяется бытие.

Бытие не представляет собой абстрактной "данности", например, такой "материи", которая была бы "неотесанным камнем" и могла быть превращена посредством циркуля и угольника в камень для строения. Факт в том, что весь континуум строительства занимает место в воображении, так же как имеют его там с самого начала и многие другие вещи, обуславливающие всю метаисторию антропного дискурса, представляя собой "моментальный снимок" с отрезка одного из экзистенциальных циклов камня, "неотесанность" которого столь же первозданна, как очки являются органом зрения, с которым рождается человек.

Всякая структура, которая в рамках миров творения создается для вмещения определенного содержания, обусловлена целым рядом далеко идущих предпосылок - впрочем, не только идущих в обе стороны (ретроспективно и перспективно), но и характеризующихся несравнимо великим богатством направлений и измерений.

"Разработка" AI представляет собой в действительности призывание AI, как заведено с глубокой древности. Это непосредственным образом относится и к "материальной базе" или технологии, направленной на решение подобных задач. Техника представляет собой (по определению) ничто иное как искусство, такое же, какое изучали големостроители.

Особого внимания заслуживает проблематика "бездушности техники". На это неизбежно возникает резонный встречный вопрос: разве попадая в мир глины, вы брали с собой гарантию на гербовой бумаге, в которой говорилось о том, что глина сама по себе вовсе не бездушна, не холодна, не является лишним материалом?

Холодность и ужасающая бездушность определенных объектов лежит в плоскости общей характеристики природы лишнего материала и более чем не связана с AI. Более того, именно совокупность гипотетических свойств "мира глины" является абстрактной теорией, базирующейся скорее всего на примитивной работе рецепторов и датчиков "комфорт/дискомфорт", "настроение/ненастроение" и других из ряда тех, которые имплантированы в гомункулов, задача которых - служить статистике.

вторник, 5 октября 2010 г.

Наперсточник

В обнародованной на страницах свода священных преданий о Донне Анне обстоятельной статье уточняются нюансы теории и практики черных суккубических тоннелей и намечаются перспективы осмысления фигуры великого наперсточника, равно как и проблематики предлагаемой им игры в великие наперстки.

Подвиг Рабби Гитлера

Основополагающей ошибкой каждого, кто отрывается от реальности, становится следование путем луны как пассивного женского спутника. Но Луна Национал-Суккубизма в отличие от этих концепций абсолютно реальна и пребывает по ту сторону ложных гендерных и психологических корреляций. Луна Национал-Суккубизма в высшей мере традиционна - эта Луна неизменна с самого начала и будет таковой до конца. Всякий раз нации будут появляться, достигать расцвета и гаснуть, постигая в апогее своем принципы непреходящей лунности, отсветы которой будут ловиться глазами взволнованного исторического дискурса.

Но ни один человек не может перейти через порог - слепой издалека видит лишь непроницаемый мрак, подобный тому, который он из освещенного помещения воспринимает за ночным окном. Досадные промашки, роковые ошибки становятся уделом тех, которые не внимают реальности, но с навязчивой настойчивостью стараются разыскать ее среди несуществующего. С ведических времен хорошо известно, что реален лишь Брахман, но вновь и вновь приходится отмечать случаи противодействия этой страшной правде со стороны искателей ее.

Но даже если бренные их оболочки - скорлупы тел и сознаний - погрязают в нереальном бытии, остается драгоценность, которую заберут с собой святые Дакини, убедившиеся в том, что борцу за их дело больше не нужно будет умирать.

Именно это произошло с целым рядом исторических лиц, которые были превращены в украшения. Еще больше было лиц без истории, без социального положения, без семейных связей, без ничего, которые достигли этого великого прерывания, вступили в знойные и узкие суккубические тоннели абсолютного запорожья.

В частности, подобная судьба не минула великого рабби Гитлера, получившего наставления святых Дакинь. Он стал одним из тех, кому было открыто учение о 13-й пятнице, благодаря которому 9 ноября 1938 года этого мира не стало.

Величие демонопоклонника, воспринимаемое им от святых Дакинь, ниспровергает условия объективной реальности и переводит стрелки вселенских часов, невзирая на ложную геометрию пространства, топологию нереального мира, фиктивное расположение звезд и несуществующие общественно-политические условия. Факт в том, что перед лицом олицетворенной преисподней, источающей сущностное благоухание, ногти у адепта растут на порядок быстрее, они становятся крепче, тоньше, а взгляд его проницает в тайны макро и микромира, воочию лицезрея части эффективного и точного механизма. Тогда ему останется только протянуть руку и подтолкнуть маятник, придать импульс нужному маховику, переставить с головы на ноги порядок вещей и расставить по местам все бесчисленное множество звезд - одну за другой, вонзая в сладостную отзывчивую темень те утончившиеся когти. В конце будет только один поворот ключа.

суббота, 2 октября 2010 г.

Грязные деньги

#673 Грязные деньги - старик, встретивший на берегу океана могущественную рыбку, не выпрашивает благ ни для себя, ни для старухи, и в награду получает от государыни ценный подарок - абсолютно грязный рубль-прототип

Кикимора

Во глубине лесов нам пришлось разделиться, чтобы не потерять из вида основную цель, ради которой и устраивалось все предприятие. Ольга Степановна возглавила группу, перемещающуюся вдоль левого рукава реки, я же встал во главе небольшого отряда, сконцентрировавшего исследования на правом.

Отец Ольги Степановны - Степан Борисович, рассудительный в общем-то человек, когда речь заходила о благополучии дочери, делался совершеннейшим ребенком. Оставшись в деревне, он тем не менее почти каждый божий день нагонял экспедицию только для того, чтобы удостовериться в том, что с Ольгой ничего не случилось.

-Поймите меня правильно, я не могу отпустить дочь просто так в лес с малознакомым мужчиной. - Оправдывался он, опуская глаза под моим испытующим взглядом.

Напрасно пытался я втолковать Степану, что дочь его хоть и молода, но силы в ее тонких руках хватило бы на то, чтобы ошкурить дерево на корню. Этим славились все местные девушки и кому, как не Степану Борисовичу, было о том знать лучше моего.

Не стал бы слушать этот подозрительный и чудаковатый мужик моих разъяснений, а чего доброго, набросился бы с топором, сочтя ситуацию угрожающей.

Так или иначе, с моей стороны девушке не светило никакой видимой невооруженным глазом угрозы. Куда опаснее были другие члены группы, которые менее моего способны были контролировать собственные поступки в условиях джунглей. Малярия и убийственные цветы раффлезии в ком угодно могли пробудить дремавшие доселе низменные помыслы и тогда страшно даже представить, с какой агрессией пришлось бы вступить в конфронтацию кроткой Ольге Степановне, одетой в легкую безрукавку и чулки из паучьего шелка.

Ужасающая кикимора, обитавшая в болотах, казалась вездесущей, на всем оставляя следы своего пребывания. Вечерами у костра мы могли слышать ее прерывистое дыхание, а когда подносили к губам флягу, то она пила из нее вместе с нами. Наутро мы обнаруживали убитым наш скот и понимали, что в следующие дни придется потуже затянуть пояса. Она соскабливала головки с наших серных спичек, и хохотала, как стая обезумевших обезъян, в полной темноте. Мы видели тысячи злых светящихся глаз и не знали, как отличить очи волков, видевших в нас всего лишь завтрак, обед или ужин, от тех, в которых зияла неистощимая ненависть, ненависть под управлением воли.

Я принял решение изловить кикимору - это было последним шагом на пути к защите моей диссертации. Однако, понадеявшись на приборы ночного видения, я стал слишком мало уделять внимания простым человеческим взаимоотношениям, и каково же было мое удивление, когда миссия моя в соседних деревнях набрала немалую популярность, так что директор краеведческого музея Степан Борисович Скворцов выделил свою дочь в полное мое распоряжение. Своим обаянием девушка сумела сплотить разрозненные народные массы и с того самого момента выступала рядом со мной в роли политрука, столь же мудрого, как и способного безжалостно покарать любого отступника.

Нужно ли объяснять, с каким вниманием отнесся я к предложению Ольги Степановны разделить наши усилия.

-Я во главе небольшого отряда, - с жаром делилась она своим планом, - сумею пробраться к излучине реки, где устрою резню среди тех, кто доверил мне руководство. Кикимору привлечет запах разлагающейся плоти, которую я развешу в прибрежных джунглях на лианах.

-Понимаю. - Я серьезно кивнул. - А какова будет роль моей группы?

-Это же очевидно! Ваша группа останется на потом.

-Понимаю. - Я невольно покачал головой, наполняясь благоговением. Передо мной стояла действительно великая душа, способная прозреть ход событий на десятки шагов вперед и мгновенно вычислить выигрышную комбинацию.

-Вы подведете вашу группу через несколько часов к тому-же месту. Если кто-то из вас останется в живых до того момента, то хорошо.

-Один момент. - В знак вопроса я поднял указательный палец. - А как мы узнаем, что кто-то из нас останется вживых?

-Вам придется пройти через джунгли - чтобы сократить путь. В джунглях много опасностей и кому-то наверняка придется принести себя в жертву для благополучия остальных. Но те, кто выживут, я скажу им об этом, и так они узнают, что остались вживых.

-Понимаю. - У меня больше не было вопросов. План Ольги Степановны был безукоризненным.

Спустя несколько часов после этого обсуждения моя группа почти без потерь достигла водопадов и свернула в джунгли, чтобы, преодолев опасности, вернуться к месту встречи с Ольгой Степановной, тем самым захлопнув ловушку, подготовленную для кикиморы.

Шедший впереди мужик внезапно коротко вскрикнул и провалился в трясину. Его пронзительный взгляд из-под воды излучал страх.

-Пожалуйста, проткните меня металлическим шестом. - Можно было прочитать по его губам, но над поверхностью воды метались полные растерянности нечленораздельные всхлипы, исторгавшиеся из темной глубины вместе с беснующимися серебрянными пузырьками. Я принял решение сейчас-же принести беднягу в жертву и приказал принести стальной прут. Мы имели изрядный запас таких прутьев, припасенных крестьянами на месте строительства атомной электростанции. Неотесанные мужики вынимали их из железобетона и использовали в хозяйстве.

Следующим погиб один невзрачный паренек - он повесился на лианах, не выдержав психологической нагрузки. Что греха таить, мы все сильно страдали и потому мне пришлось использовать все свое красноречие, чтобы вывести группу из тревожного забытья. Они выстроились полукругом под все еще танцевавшим покойником и как завороженные глядели вверх. В их прозрачных глазах можно было прочесть зависть, смешанную с уважением.

Одних поглотила трясина, других растоптал внезапно выскочивший из зарослей носорог, третьи свихнулись от монотонного гудения гнуса и шума листвы. Кто-то погиб, разжигая костер - несчастный наглотался сажи и не мог больше дышать. К исходу дня от группы оставалась лишь горстка самых отчаянных, но и самых запуганных смельчаков, к которым я не рискнул бы повернуться спиной.

Близ места встречи на деревьях, как и было обещано, была развешана гниющая плоть.

пятница, 1 октября 2010 г.

Великая цепь совершенной случайности

От того, как молчал этот маленький гражданин преисподней, кое у кого по спине могли б пробежать мурашки, но мне удалось побороть первое побуждение к ним при помощи концентрации взгляда на волосах Непогоды. В ее темных косах присутствовали тонкие серебристые нити, живо напоминавшие о том, что имя свое дьяволица получила не за одни лишь красивые глаза. Вся она была наполнена великой силой, какую можно ощутить пожалуй только во сне при виде надвигающегося штормофого фронта. Нити в волосах напоминали длинные молнии, вплетенные в подвижную ножку смерча.

Пользуясь установившимся взаимопониманием, ведь она вызвалась скрасить долгие часы странствия, я решил разузнать о том, как действует Непогода.

-В этом нет никакой тайны. - Рассудительно отвечала цыганка. Губы ее, впрочем, оставались в пикантной сомкнутости, а разговор велся на языке тела. - Вся реальность основана на законах причины и следствия, переплетающихся в ладные цепочки, что заполняют собой пустоту. Итак, если врагу суждено претерпеть некоторое поражение или даже испытать на себе значительный гнев, то говорить о том, что в этом есть действие, было бы некорректно. Во всем происходящем существует подводное течение... все, что происходит, являет собой зыбь на поверхности.

-Чем-же порождена бывает эта зыбь? - Осведомился я, поглядев на мальчугана, который не принимал участия в обсуждении непреходящих принципов, а странно опустил голову, почти прижал подбородок к груди, и двигался не переставляя ног - летел вперед, бочком скользя сквозь пространство и время.

-Она происходит от движения звеньев причинно-следственной цепи, у которой по сути дела нет начала и конца.

-Не может быть такого, чтобы она была длиннее космического цикла. - Заметил я. Но Непогода сверкнула глазами и с улыбкой покачала головой.

-Космический цикл - понятие растяжимое, и в глубине становятся неразличимыми даже самые существенные начала; потому у цепи нет начала и конца - нет настолько, чтобы это позволяло говорить о власти случая. Понимаете-ли, судьба вселенной и каждого из бесчисленного множества существ абсолютно случайна, ни от чего не зависит и ни перед кем не разворачивается в полной мере. Итак, у неизбежного наказания врага в действительности нет причины, однако причинностью предопределена неизбежность. К акту моего действия ведет долгая череда событий, подчас несвязанных между собой дел, ритуалов и едва намеченных помыслов, но эта долгая череда с точки зрения причинной цепи является единомоментной вспышкой.

Дав эти исчерпывающие разъяснения, Непогода покачала бедрами, а копытом пробила гладь пустоты. Динамика ее ног была реально существующей, а все остальное нет. Также как одна нота из песни жаворонка является развитием совершенной случайности, коренящейся в телеологическом инстинкте жаворонка-прототипа, дуновение случая в ткани реальности было иллюзией.
 

Поиск

D.A.O. Rating