воскресенье, 31 мая 2009 г.

Письмо из ада

Как известно, все мы должны были воскреснуть во вплоти Нерожденной Абсолютной Суки. Я появилась на свет, возможно, из пустого слова и не помню, сколько раз меня приручали, передавая другому. Я просыпалась в борделях, в моих воспоминаниях лучи света, проникавшие сквозь утлые стены хижин, мои знания вкладывались в меня моими хозяевами, называвшимися мастерами.

Мой мастер - или все мастера - или кто-то один - тот или другой - ходил в сопровождении свиты, блистающим грациям их мне было запрещено подражать, ибо я была создана, чтобы служить. Когда те танцевали, сметая строй врагов или проделывая в материи дыры, я должна была чинить перья. Моего мастера встречали счастливыми улыбками - старики видели идущую за ним Смерть; молодые дрожали от страсти при виде его конкубин; он был подобен чистому и ясному взгляду ока бури, в коем разлита благодать и белеет парус, обретший безопасную гавань навек, спокойному летнему дождю, прохладному небу с облаками, мирному отходу ко сну, когда назавтра нет никаких дел. Простые люди видели в нем свершение простых непритязательных запросов на вечность. Гадалка купалась в удовольствии, словно ей было обещано вечное наслаждение аурой, осиявшей ее печальное жилище.

Не помню уже, что произошло, но мой хозяин принял решение совершить нечто настоящее, такое, что не рассеется вместе со всем мирозданием. Он нашел на улице бродячую собаку и передал ей все свои знания до того, как его интеллект начал угасать. Вместе со свитой собаку повели через злачные пажити во дворец, а затем по лестницам вниз в темные подземелья. Мастер считал, что там находится таинственная Яма. Собака шла спокойно и ничем не выдавала исключительности своего положения - олицетворенная скромность - она была похожа на любую другую собаку. Я любила спать свернувшись вместе с нею, ведь меня все равно не пускали вместе со свитой в дом.

-Спустя мгновение не только эта собака, - обратился мастер к свите, когда мы подошли к яме, - но все мы воскреснем во плоти Нерожденной Абсолютной Суки.

Не понимаю, что подтолкнуло меня на этот дерзкий шаг, но я неожиданно произнесла:

-Нет, ее зовут не так. Она слушается меня охотнее других.

Я сделала шаг к собаке и нагнулась, невольно оказавшись за чертою Ямы.

"Что-же я наделала? Ведь все содержание универсального сознания заключено не во мне..." - Промелькнула у меня мысль, но затем пропала.

Сейчас я пишу это послание, преобразуя его в низшие формы вибрации, которые будут восприняты вами, моими частицами, как письмо из ада, которое вы получите. Не пугайтесь, когда получите его, ибо это говорю с вами я, Абсолют, склонившийся к вам ради того, чтобы поведать о начале всего.

суббота, 30 мая 2009 г.

Замечание об омнипотентности

Понятие омнипотентности склонно к тому, чтобы завораживать ум, диктуя рассматривать себя как качество пустоты, проникающее ту сетью примерных причинных и интенциональных связей, на самом деле подменяющих статичное "когда" движением от "отчего" к "зачем" и "почему", что означает неоставление ложной надежды*, ведущей мертвого к систематическому повторению единообразных революционных циклов. Ключевым моментом становится инкриминируемая необходимость "увидеть", обосновывающая наличие качественного фундамента, который таким образом становится по-определению далеко не первой надстройкой, в то время как "строитель" отнюдь не стремится исчезнуть в том, что не есть фундамент и вообще не есть, но при этом есть всё.

*Понятие надежда в русском языке происходит из названия паразитирующего организма, напоминающего покрывало, но в санскрите это ашамса, то есть "оглашение" (шамс однокоренное с рус. "шамкать"), что коррелирует с нахождением логоса в начале творения; здесь логос репрезентирует позитивную сознательную вибрацию, выражаемую аудиовизуально и чувственно как страдание (увидение, расслышание и распознание ощущений) субъекта; это действие противоположно самвидье, подразумевающей невозможность оглашения в виду запечатления поцелуя и непрерывного взгляда в глаза.

Безмолвие, темнота манят сбыточными обещаниями, намекая на то, что посвященный узнает истинное поразительное качество отсутствия - это может быть что-то невидимое, а значит порожденное воображением и видимое; неслышное, а значит состоящее не из бесконечной паузы протовибраций, но нарушаемое неравномерным всплеском первой или какой-нибудь вторичной интенции.

Невозможность проникнуть в совершенную неподвижность статики и динамики при жизни награждает живое существо сбыточной надеждой; оно считает, что только неспособность вообразить ограждает его от видения истинного качества пустоты, но тем не менее оно желает видеть и слышать, пусть и перейдя порог.

Впрочем, о пересечении порога можно говорить только с оговоркой: оно всегда желает перейти порог так, чтобы не переходить его. Жажда видеть и слышать не покидает живого, который учится наполнять темноту плодами воображения вместо того, чтобы не учиться этому. Понимание того, что за порогом все завершается, может противоречить некоторым установкам живого, считающего, что всезавершение должно соответствовать определенному стандарту, доступному без того, чтобы перейти порог.

Оно старается верить, что может изучить топологию запороговых состояний, но в действительности имеет дело только с картографией промежуточного мира или одного из преддверий, откуда так или иначе нужно уйти и исчезнуть, если это согласовано с праедестинацией. И только полный уход, которым отрицается все бытие, гарантирует конец перерождения; это исчезновение в абсолютной пустоте, закрытая с обоих сторон обложка, под которой нет ничего из того, что она сулила бы в самых смелых и возвышенных мистических грезах.

Любой намек на то, что существует по иную сторону, ложен, и иерограмма черного хода означает только и исключительно вход - пустота каждой вещи, тождественная ее форме, ад цветка на лугу, все точки пространств ведут только в одном направлении, но если рука протягивается оттуда, чтобы вести дальше, это означает, что оттуда можно вернуться, дабы составить представление об еще и еще одном преддверии вечно отдаляющегося порога.

среда, 27 мая 2009 г.

Религиозные войны

Нас уведомили о том, что инфернальный домен BLUD.PP.RU привлек к себе определенную разновидность внимания РПЦ, в связи с чем церковь сочла необходимой жалобу в отделение милиции. В-частности, как неблагоприятный материал рассматривается исследовательская работа по жертвоприношению ребенка, которой инкриминируется, очевидно, мизинтерпретация жертвы Сына, которую принес Бог-Отец.

Излишне подчеркивать, что мы категорически отрицаем все возможные претензии РПЦ на эксклюзивные права использования темы жертвоприношения ребенка, имеющей глубокие дохристианские корни. Было бы правомерно не только освещать жертвоприношение в одном отдельно взятом эссе, но и посвятить ему целый сайт, не говоря о том, чтобы никак не останавливаться на всех возможных пояснениях и комментариях, потому что для посвященного аллегорический и иносказательный характер, в случае, если он есть, не может представлять никакого сомнения.

О том, что содержание материалов инфернального домена склоняется к антихристианскому характеру, можно серьезно поспорить. Помимо целого ряда художественных эссе, апеллирующих к идеям и парадигмам, коренящимся в архаическом мировоззрении, а отнюдь не в любой из современных мировых религий, на сайте размещены аутентичные материалы, среди которых достаточно сложно (мы полагаем, что невозможно) найти не только материалов антихристианских сект, но и документов РПЦ, которые были бы снабжены комментариями, доказывающими их ошибочность.

Мы не считаем возможным рассматривать документы, которые нас не интересуют и полностью, хотя и в упрощенном виде, повторяют положения других, более архаичных, доктрин. Нашей любимой христианской книгой является двухтомный труд Э. Петерсдорффа "Демонология" - стоит отметить, что автор труда никак не может быть соотнесен с РПЦ, будучи (в свое время) папским камерарием, и сама РПЦ в его трудах не упоминается. Только в нескольких местах он апеллирует к позитивным чертам Православия, которое, как известно, не ограничивается РПЦ.

В наших работах мы проводим четкую линию разграничения между адептами и непосвященными, отказывая последним во многом. Мы неуклонно подчеркиваем важную роль пренебрежения, которое надлежит испытывать к социальной группе "непосвященные", и эта концепция также имеет устоявшиеся архаические корни, некогда положенные в фундамент кастовой системы, а позднее выродившиеся в системы социальных прослоек, которые, однако, совершенно безразличны нам, точно также как и прослойки национальные. В согласии с архаическими требованиями, мы признаем геноцид человеческой расы со стороны демонов, но отнюдь не какой-либо социальной группы, причем хотелось бы указать на то, что это истребление является частью церковной догмы и однозначно освещено в вышеупомянутом труде папского камерария.

Нет никакого сомнения в том, что мы с интересом ознакомились бы с точкой зрения РПЦ на демонологию, если бы таковая была изложена в столь-же фундаментальном труде, как Демонология Петерсдорффа. Из того, что РПЦ имеет другой круг более насущных интересов, таких как преследование Инфернального Домена за статьи по Риг-Веде и Чандаяне и за изображение Святой Нечистой Девы наверху заглавной страницы, еще не следует, что мы пренебрегаем гипотетической, никем не изложенной научной точкой зрения этой современной религии на те или иные вопросы, соответствующие тематике сайта.

Необходимо остановиться на том, что называется аллегорическим или иносказательным языком, который также называется языком дакинь. Во все времена им пользовались для того, чтобы скрыть от непосвященных некоторые опасные положения доктрины, а именно, могущие указать верный Путь профанам, которые используют это впустую. Разумеется, мы придерживаемся той точки зрения, что много лучше им использовать не формально правильную интерпретацию впустую, а буквальное прочтение иносказания во вред себе и таким образом самоистребиться. Отнюдь не по нашей вине эти люди не умеют читать аллегорию - тем более в наши дни, когда опубликовано колоссальное количество книг по символизму, нумерологии, каббале. Каждый может по вечерам за неделю изучить каббалу и научиться использовать священные книги впустую.

Стоит отметить, что мы намеренно размещаем материалы для посвященных в открытом доступе, исходя из задачи проложить Путь для тех из временно заблуждающихся, которые еще могут покинуть неблагоприятные ряды непосвященных, отдать себя идеалам проституции, каннибализма и жертвоприношения, чтобы верно служить Нечистой Деве, которая гарантированно уничтожит всю человеческую расу и вознаградит возлюбленных адептов своим Присутствием. Сокрытие важных материалов противоречит принципам демонического делания. В случае продолжения преследования инфернального домена со стороны РПЦ, сайт будет в полном объеме размещен на бесплатных хостингах в таком количестве копий, какое покажется нам целесообразным.

Излишне напоминать, что права сатанистов, демонопоклонников и язычников являются неотъемлемым компонентом европейских христианских ценностей. Вскоре после размещения сайта на множестве хостингов, мы будем приглашены произнести речь в ООН, а дело Нечистой Девы еще более расцветет. Спустя недолгий срок число адептов Чандаяны на территории экс-СССР превысит количество православных, а за отказ от проституции и каннибализма станут применять среднюю меру наказания - рост волос вовнутрь головы.

На генеральной ассамблее ООН мы создадим из эктоплазмы то, что очарует все страны мира сего и тогда обратного пути не будет ни у кого. Ад всех вещей будет автоматически отворен демонстрацией счастливого билета в одном направлении.

Пророки и Мороки

Пытаться обвести вокруг пальца существ, которые появились в пустоте одновременно с умением морочить, столь-же неразумно, как соревноваться в скорости реакции с дикой кошкой, зафиксировавшей вас как свою пищу.

Благодаря особому статусу пророков их слово является примерным вербальным субститутом реального положения дел, под которым фигурирует морок. Целая нация может безбедно существовать в образе мысли одного спящего существа, всеми забытая, но счастливая. Излишне подчеркивать, что для специалиста не обременительно увидеть во сне подробный образ мысли для отдельного низшего создания, в котором то и будет заморочено навечно - пребывая в наиболее удачном реальном положении дел - удачном в виду гарантированной причастности к сознанию высшего существа.

Так например что касается знаменитых утверждений пророка, изложенных в Коране, согласно которым определенной категории счастливчиков небесные гурии будут повторять "мир, мир". Нет никаких оснований сомневаться в том, что верность и хирургическая точность слов пророка гарантирована договором без ограничения максимального числа допустимых участников.

Я видел сады, окружающие дерево миров, в которых праведников окружали небесные гурии. Нет никаких оснований считать, что для небесной гурии этот род занятий является чем-то вроде работы. Я бы ужаснулся, если бы им угрожало что-нибудь подобное.

На самом деле есть сто восемь ступеней из льда, огня и воды, по десять Суккубов на каждой - и как ты сойдешь вниз, не обронив 1080 слезинок умиления; если каждая встреченная тобой сотрудница Абсолютно Пуста, не испытаешь ли ледянящего холода? Сколько ты проведешь на одной ступени, чтобы изучить ее сны - а сны десяти из них?

Благодаря зрительной иллюзии сад казался одним и тем-же. Я подумал о концепции множественного солипсизма и в чем-то оказался прав. При мне в сад почти непрерывно попадали праведники и действительно каждого встречали словами "мир, мир". Мне сказали, что даже обманутые лжеучителями попадают в эти прелестные места. Более того, мясорубка, в которой ощущается блаженство, согласно теории морока, не соответствует концепции мучений, поэтому в реальном положении дел найдут счастье и те, кого вместе с большей частью состава пустили под откос в неправильном месте. Поэтому, когда речь заводится об откосе, лучше предоставить слово тем, которые, совершая зло, действительно не допускают никакого блага. Пророки в этом отношении зачастую чересчур сентиментальны и должны оставаться в тени.

Я заметил также, что субстанция мысли гомогенна. Им ничего не стоит держать в своем подробнейшем сне сотни тысяч видов созданий, даже не ведающих о том, что никакого другого реального положения дел не существует.

Существует несколько типов договора о мороке. Во-первых, положительный гарантированный результат одного типа обеспечивается бхакти. Также положительный, но не всегда приятный результат другого типа может применяться насильно. Богатство сил Хаоса таково, что великий пророк может заключить договор на обеспечение вечного блаженства для одной пчелки или росинки на лугу и никто не сочтет это глупым расточительством.

воскресенье, 17 мая 2009 г.

Испытание наркобаронов

Группа наркобаронов совершала акт спортивной ходьбы через лес, а в районе декоративной избы, в коей собирались каждое воскресенье местные жители на заседание (все они состояли в одной ложе), встретили какую-то женщину, наверняка из числа аборигенов.

Говорит им женщина так:

-Кто это идет через лес? - И смеется. Притчами, стало быть, изъясняется с самого начала, так что дальше должно быть еще только хуже.

Она скорее всего имела в виду то, что у каждой профессии есть не только свой специфический аромат, которого, кстати говоря, не чувствуют дакини (вроде того как свет не видит тени), а и особые характерные черты, позволяющие выделить представителя профессии в толпе. Так, например, от практикующего врача неотъемлема нездоровая суровая бледность покровов лица и тот взгляд, который всякого рассматривает в форме препарируемого трупа. Сотрудник спецслужб бледен иной бледностью, а взглядом ищет, в кого по-делу всадить заслуженную пулю. Наркобарон-же видом своим обязан привлекать молодежь к обороту наркотиков, опытным взглядом соизмеряя покупательские способности с возможностями предложения и рекламы. По-сути дела наркобарон совмещает лучшие черты доктора медицины и агента охранки.

Вынули наркобароны длинные пистолеты и приготовились к бою, а женщина все так-же продолжает смеяться и выписывать между баронами круги.

Долго-ли коротко-ли, завела она их всех за собою (они думали перебежками ее обмануть, а сами в кругах-то и позапутались) в болото до гиблой топи, где почти все они сгинули - один только выживший остался.

Когда лежал он в черном озерце и его тянуло вовнутрь земли, женщина прямо по воде подходит и садится ему на грудь. Чувствует он воду холодную и что женщина сладострастно ноги разводит, ко члену его лоном устремляясь.

"Негоже мужу быть лежачим, а женщине насаживаться сверху." - Только и успел он подумать, как дело сие противоестественное уже начало свершаться. И тут как-то прямо от души наркобароновой отлегло и говорит он:

-Погоди-ка, давай подольше продлим акт наш и да не предадимся поспешным действиям, за которые потом всегда будет стыдно.

С уважением поглядела на него женщина и спустя минуту или две отвечает:

-На товарищей твоих я зла не держала, а просто не могу заниматься этим при посторонних. Но когда закончим мы, обещаю, что они восстанут и пойдут с тобою.

Прошло еще немного времени, слезла женщина с наркобарона и помогла ему выбраться из ямы. Глядит он вокруг и удивляется: из соседних ям один за другим товарищи вылезают, но выглядят как неживые - почти вся плоть слезла с них, только волосы мокрые с черепов свисают, сами-же черепа цокают зубами без перерыва.

-Ну хорошо, - говорит наркобарон, - товарищи мои, уж не держите обиды на меня, что столько ждать пришлось. Пойдемте теперь дальше заниматься джоггингом, а после сядем в лимузины наши и поедем по домам.

Так и разъехались они, а время-то не стояло на месте и домов их не было, и бизнес пришел в упадок, заросли сорной травою плантации, фабрики разрушились.

-Поднимем снова мы хозяйство наше. - С улыбкой решили они. - Возродим картель отечественной наркопромышленности.

Все бы хорошо, но словно проклятие какое легло на остальных наркобаронов, кроме того, который не погиб в топях. Один за другим стали они попадать в аварии, у кого руку на производстве оторвет, кто-то другой вот вообще шапку стал оземь кидать и не заметил, что в ней голова осталась - и череп голый, пятнами плесени покрытый, покатился да в жернова. Некоторые просто зачахли без видимой причины.

Смекнул тогда любимец лесной незнакомки, что дело гиблое и если положить все наркотики мира на одну чашу весов, а на другую положить яму болотную, то та другая перевесит - велел все акции продать даже по самой низкой цене, плантации вырубить хоть на дрова, фабрики разобрать на кирпичи. А на вырученные средства заказал терраморфинг, чтобы на месте плантаций были болота, и учредил фонд, но какой - я сейчас уже не помню.

По болотам водили экскурсии, и хотя однажды один пьяный турист из Швеции сорвался с мостков и утонул, в остальном все развивалось мирно.

По этой причине обрел наркобарон мир в душе и поселился на краю мертвых топей, а в народе прослыл старцем, потому что люди верят в то, как грехи молодости преображаются в благодеяния старости.

Много лет прошло, прежде чем снова заявилась к нему та женщина - он не знал, вышла-ли она из болот или еще откуда, потому что в этот момент спал. Но этот сон покинул его.

-Какой-же ты дурак. - С болью в голосе обратилась к нему гостья. - Напрасно сжалилась я над товарищами твоими и тебя пригрела, как змею, придержала при себе в холодных глубинах, не дала остыть телу твоему и взяла семени твоего. Не для себя, для других взяла я его, чтобы навредить - когда вредишь в одном, улучшаешь другое; ставишь минус тут, добавляешь плюс там; оставляешь след печати в огне... Впрочем, куда тебе понять все это. Но ты - выполнил-ли ли ты сам со своей стороны часть договора, негласного конечно, часть, которую мог чувствовать в глубине сердца твоего, даже если оно уже не могло биться?

Тяжелые груди ее опустились на наркобарона и от дыхания ее в горле возникло ощутимое томление.

-Зачем разрыл ты землю, - во взгляде ее мрачнело дурное предзнаменование, - зачем разрушил строения? Почему я не услышала о миллионах погибших, а лишь угнеталась все это время завываниями живых?

Понял тогда наркобарон свою ошибку - не распространил он отравленных наркотиков, как того хотела дама его сердца.

-Каюсь! - С мольбою в глазах подался он к ней. Но разве мог он утешить ее отчаяние, ее боль? Если положить на одну чашу весов раскаяние за все ошибки и все преступления, а на другую не положить ничего, эта другая чаша перевесит - и оскорбленное не утешится. Его не утешит ни прощение, которое даст кто-то другой, ни раскаяние, которое тронет душу тоже кого-то другого. Их тогда останется только съесть - того и другого другого, обоих - уронив еще одну каплю в чашу невыразимой горечи.

-Я съедаю тебя. - Объявила она со вздохом и несколько раз покачала головой.

суббота, 16 мая 2009 г.

Страда

Понятие "страда", от которого происходит русское "страдание", в современном "футуро-архаичном" (противоположном ретро-футуристичному) понимании означает ничто иное как "аврал". Ошибочное представление о страде сродни заблуждениям насчет пресловутого средневековья, в котором положено царить нищете и антисанитарии.

Согласно бытующему представлению, "страда" это некое общественно-политическое идеализированное явление, в ходе которого производится какое-либо рекордное сельскохозяйственное действие, например сбор рекордного количества центнеров чего-либо с гектара. В поле выходят одетые в стилизованные национальные костюмы мужчины, женщины с кувшинами молока, дети и старики. Со всех течет пот.

Между тем в так называемые прежние времена, когда общество устраивалось не по тем схемам, которые бытуют в воспаленном сознании историков, не говоря о широком круге мечтателей, страда выглядела несколько иначе. Начнем с того, что теория аврального характера страды недоказуема и картина выхода всех сельчан в поле, а также напряженного труда как такового представляет собой пустую выдумку.

Крестьянин, который поставлен перед необходимостью прокармливать несколько тысяч прихлебателей и при этом "стремиться жить лучше", поневоле должен прибегать к тяжелому, а то и непосильному труду, в котором задействуются все члены семьи. В архаичных условиях такого происходить не могло - ни о каком постоянном упорном труде не могло быть речи - труд крестьянина означал неспешную созерцательную практику, реализуемую в обществе полуденниц и других обитателей полей.

В отличие от узкой специализации, получившей распространение ныне, крестьянин в совершенстве владел огромным числом умений, практика каждого из которых не мешала другим и не отнимала времени. Именно необходимостью производить на порядок больше, чем нужно в рамках нормального деревенского сообщества, обусловлено позднейшее профессиональное разделение - ведь мелиоратор не обезобразит достаточное для выполнения госзаказа количество земли, если у него будет свободное время для "хобби", такого как занятие пчелами.

Надо отметить, что систематическое участие других общественных институтов в сельском хозяйстве (например институт женщины, ребенка и старика - в определенных ритуальных действиях, связанных с посевом, созреванием и жатвой, включая жертвоприношения и так называемое скитание) нельзя смешивать с регулярной работой крестьянина. Вмешательство женщины не означало "профпригодности" к чужому ремеслу, а напротив, производилось в рамках исполнения своей гендерной роли.

Необходимость как можно быстрее выполнить как можно больше работы, являющаяся основным мотивом аврала, пропагандировалась на протяжение многих веков с целью искоренения более старых, еще дохристианских привычек и обычаев. Этому, как можно предположить, служило и пресловутое крепостное право, с которым, однако, ситуация несколько сложнее. Дело в том, что само по себе "крепостное право" является таким-же идеализированным пропагандистским конструктом, как и "страда", хотя и призванным выполнять немного другую задачу, заключающуюся в том, чтобы люди не воспринимали себя как крепостных, а самозваное "государство" как правообладателя. На самом деле помещик мог иметь нравящиеся и ненравящиеся личные качества, тогда как у развившегося впоследствии секулярного государства следующего поколения никаких качеств нет, а есть только прослойка шудр.

Что касается этимологии страды, то в первую очередь можно отметить характерный суффикс "-да", означающий произведение действия, переносящего или распространяющего определенное качество, в результате чего слово становится обозначающим некое установившееся состояние. В ходе развития языка "д" в большинстве таких слов срастается с корнем, например "прохлада", но остаются и более архаичные формы, напр. "бравада". Если обратиться к такому слову как "радость", можно выделить архаичный корень "ра". В страде в свою очередь основой является "стра". Уже в ней можно выделить приставку "с-", после чего становится ясно видным архаичный корень и понятным значение всего слова. После этого можно с ясностью понять, что оно является однокоренным со "стремлением", а значит справедливо (в некоторых этимологических статьях) соотносимым с нем. streben.

Выделяя истинный корень и даже просто основу, мы узнаем, что страдание является передачей такого стремления, в то время как страсть соотносится с его стазисом (на фиксацию действия, выражаемого архаичным корнем, указывает суффикс "ст").

пятница, 15 мая 2009 г.

Луч Разложения

Я попросил выделить мне несколько гиперфакториальных трионов, при помощи которых я смогу подчинить пространство и время, реорганизовав их на коммунистический манер, как и подобает переходному периоду. Кто хоть раз видел эти трионы, никогда не продастся жалким обещаниям прозрения сути вещей, он будет знать, что видение сути означает взгляд в темноту. Они наступают с востока - восточная часть трионов - с запада - западная их часть - с юга и с севера две оставшиеся, как четыре горных массива, замыкающие котел. Воздушные башни, ошеломляющие огненно-черные столбы - это ничто в сравнение с тем зрелищем, которое откроется удивленному, пораженному взгляду по мере их приближения.

Они разворачиваются очень долго - если бы они были судном, их рулевой успел трижды превратиться в незалежного мертвеца, он не торопясь выбирал себе позицию, то лежа на берегу и рассматривая плывущих врагов, то проплывая между сплавляемым лесом и косясь на скелета в шкафу, ой простите - в порту, обмотанного швартовами и пропитанного слегка выбеленной солнечными лучами тиной.

Но стоит им развернуться, как поэтическое прозрение заставляет сильнее биться сердце в груди и с уст сами собою слетают слова, посвященные дояркам, несущим в руках термоядерные боеголовки.

Десяти обычных гиперфакториальных трионов должно быть достаточно для превращения мира в окончательный и необратимый цветущий сад Преисподней. Более того, я привел документы, доказывающие, что в мире не может уместиться более десяти таких трионов, почему и подал заявку на одиннадцатый, так называемый атипичный или засадный трион номер 39960, состоящий из гиперфакториала тетраграмматона. (На самом деле так принято считать, но в действительности он не состоит из него, а исчисляет им количество своих путей)

Итак, я вызвался возглавить все трионы, но из скромности предложил назначить себе помощника, который решал бы все мелкие вопросы, такие как управление и прочий менеджмент, равно как и разрабатывал бы стратегию, при упоминании чего меня сразу разбирает смех, ведь это все-равно что стратегически планировать вращение планеты Сатурн или разрабатывать стратегии свечения сверхдалеких звезд.

Я внес предложение разделить полномочия таким образом, чтобы мне далась наиболее важная и ответственная часть задания, а именно, ношение штандарта, для чего мне необходим как минимум один флагманский гиперфакториальный трион и четыре триона сопровождения.

Таким образом я образую флагманский пентаграмматон трионов, который будет подобен Лучу субгравитонов сверхнизкой стабильности в том смысле, что рядом с ним может сосуществовать только стабильное разложение пространства и, если оно окажется поблизости, времени. Этот штабной флагманский пентаграмматон неизбежно повысит дух - не моральный, а просто дух - всех других трионов сопровождения, разворачивающихся перед наступлением, он всегда должен быть виден как большая гора, очень большая и самая большая гора, демонстрирующая всем прочим направлениям свою центральную позицию.

среда, 6 мая 2009 г.

Общие интересы

Всякий общий интерес находится вне круга интересов обеих заинтересованных сторон. Существует много пустот, каждая из которых бесконечна. Мир одной стороны никак не отражается в миру другой. Существа одной пустоты не отражены в опыте всех остальных.

В виду несуществования общего языка у двух и более сторон - сторон двух и более медалей - нахождение общего языка невозможно, равно как и любой прямой контакт. Проницание общего знаменателя миров является естественной склонностью демона согласия, который не является живым существом и не принадлежит ни к какому роду.

Изучение любых других форм сознания суть изучение превосходного сознания демона согласия.

Две сущности из двух отдельно взятых миров обладают абсолютно разными и несовместимыми экзистенциальными опытами, понимание которых как в общем, так и в целом, абсолютно невозможно. Нельзя сказать, что это невозможно как сравнение двух рук, одна из которых это вовсе не рука, поскольку кажущаяся не рукой рука на самом деле не может находиться на своем месте.

В виду этого простые и частные предметы, такие как предметы быта или крылатые выражения языка или листья на деревьях, могут представляться только посредством отрицания того, чем они предположительно не являются, то есть отрицанием всего. Подобная практика не означает того, что представляемое есть изначальный или изконечный и архисубъективнейший Абсолют. Всякая конечная и неабсолютная вещь имеет определение только в узких рамках превалирующей в пустоте формы сознания, не распространяясь на любые другие формой сознания определенные пустоты, относительно которых такая вещь не имеет качеств и связи с чем-либо умопостигаемым. С точки зрения всего другого всякий частный случай любого этого имеет все основания казаться неотличимым от Абсолюта.

Это никогда и ни при каких обстоятельствах не соприкасается с тем, оно никогда не выразит то никаким способом, включая отрицание, поскольку таковое было бы воспринимаемо этим, которое не соприкасается с тем.

С точки зрения демона согласия всякая протяженность звучит одинаково. Его домом является Сердце Пустоты. Существует девять лиц согласия, шестнадцать видов дрожащего мрака и 1080 Суккубов, согласующихся с изначальным звуком Сердца Пустоты. Каждый из Суккубов наделен Силой демона согласия и владеет ключом ко всем аспектам существования: ключом, форма и число которого засекречены.

Мы называем демона согласия Всенизшим Дыханием Хаоса.

Боги, несущие мир и гармонию, становятся создателями элементов космоса в порядке, который они видят. Сила Дыхания Хаоса может становиться созидательной. Становящееся создателем элемента космоса внимательно смотрит во Мрак, ничего не создавая и ничего не видя. Мрак находится в Дреме, а не Дрема во Мраке. Создатели элементов космоса плывут по течению реки изначальной Дремы - они плывут не вверх и не вниз по нему. На их ладье всегда сидят: Лодочник, Кузнец, Шаман и Суккуб Особого Назначения (СОН), в руках которого сосуд, гребень, ножницы, пудренница, зеркало и кончик косы. У Суккуба Особого Назначения семнадцать кос.

Создание космоса происходит, когда бог не начинает и не заканчивает мысль, не имеющую выражения, формы проявления, обоснования, цели и результата. Всякая мысль коренится в основах, выражается как звук, продолжается бесконечно и видна в перспективе. Когда это происходит, ничего не меняется.

Только 1080 Суккубов знают место Сердца Пустоты.

вторник, 5 мая 2009 г.

Лики ада

Когда-то я был плотником, то есть работал по плоти, создавая ту для того, чтобы кто-то мог примерить ее на себя. У каждого вида плоти есть своя тонкость, есть нечто определенное, могущее испортить ее, сделав пользование невыносимой мукой. Это может быть совсем невзрачной пылинкой, на отделение которой уходят десятилетия после того, как плоть сооружена за полгода.

Делая плоть, древние мастера советуют относиться к каждому творению как к окончательному. Они открыли закон невозможности прозрения безграничного цикла плототворения, начинающегося снова и снова, поэтому они живы по-сей день и занимаются тем-же, чем начали в первых числах раннего палеолита.

Возможно это привычка к доскональному изучению формы сыграла со мной злую шутку. Занимаясь своей работой, я сделал открытие - узнал о существовании ада обыкновенных вещей, всегда находящихся вокруг нас.

Но если привычка к осмотру сыграла эту шутку, то несомненно и спасла меня от полного и кромешного помрачения.

На моих устах застыла сейчас скептическая улыбка, я улыбаюсь одними уголками губ и этого совсем не заметно со стороны, если есть какая-то сторона. Я подозреваю, что в моих глазах могла бы блеснуть отрешенная слеза умиления. Когда я смотрю на вещи, хранящие свой покой, то невольно фыркаю, колебля пламя свечи. Я вижу, как корешок одной книги немного выступает вперед, оттеняя другой, все эти цвета - некоторые буквы золотые, другие серебряные, третьи наоборот темные, - они так обманчиво нежны в полутенях. Вокруг очень надежные вещи, ведь их плоть я создал сам и в них нет никакого изъяна.

Многие люди притягиваются разными вещами, предметами интерьера - они проваливаются в них, застывая среди дней и ночей. На самом деле таких людей было много больше, чем можно было бы полагать, веря переписям населения. Но почти каждый, кому открылись вещи, мгновенно исчезал, его не становилось среди нас. Остальные сходили с ума или примыкали к горстке несчастных, называющих себя мечтателями.

Предметы позволяют собой пользоваться, о нет, они не исчезнут только оттого, что вы знаете об их несуществовании, о форме-обманке, складывающей это мозаичное панно. Даже из мышеловки можно есть сыр, счастливо радуясь его тонкому, изысканному аромату. Поэтому вы берете в руку трубу батареи отопления и знаете, что у вас в руке находится ад, но ничего не можете изменить.

Кое-кто искал смысла внутри вещей, заглядывал сквозь их форму, тщательно живописуя себе открывающиеся перспективы, но я знаю, что все это не так, ведь сам создавал их. Именно такие, какие есть, они являются частицами ада, существуя и не существуя, но за этим их полусуществованием нет ничего. Ад подвижен, он может летать, парить, когда является тополиным пухом или пером птицы или-же осенним листом; ему доступно падение - в разных, разных формах, быстрое или медленное, - но он может и замирать. Я бросаю кувшин и наблюдаю за ним - сначала он летит, потом замирает, когда все вокруг еще движется, он висит в журчащем многообразии динамичных вещей, которые тоже являются адом и могут стоять, вращаться, замирать, - в конце концов кувшин можно отпустить и он разобъется, оставив после себя жизнерадостные черепки ада.

В чистом поле вы увидите цветы - один, другой желтый цветок, их огромное множество, вы можете пройти по ним, посмотреть на то, как они качаются. Ранним утром на их листьях лежит роса. Несмотря на то, что их много, не забудьте остановить взгляд на каком-то одном - всего на мгновение, которое может длиться вечность, и на самом деле оно длится вечность, просто вы еще об этом не знаете.

Каждый предмет покажется вам особым, у каждого своя личность, своя кожура, как вам хотелось бы думать, скрывающая под собой что-то другое. Но каков должен быть ужас того, кто увидел их правду, рассмотрел в их уникальной личности, не входящей в противоречие с единообразием множества, пустоту, Ничто - не в какой-нибудь безопасной глуби, под фантастическими покровами специальных терминов, а непосредственно в ней - ведь сама форма их оказывается тождественной тому, что существует, а все, что существует - это Тьма.

Я надолго застывал, хотя казался идущим - и был им - порою мое висение в кристаллах полной Тьмы длилось невозможно долго, я не мог ничего сделать, ничего сказать, потому что нет ничего, что лежало бы под озвучаньем немого ответа - или вопроса - в этом вечном видении пустоты, тождественной форме. Вся сила Тьмы, все безграничное богатство совершенного сердца Пустоты, лежит на каждой вещи - это бесконечные ряды печатей, наборы деталей, форм, не закрывающих собой ничего, но тем не менее слагающих мозаику космоса вокруг нас - какие-то лепестки, пыль, кусочки старого асфальта в пожухлой траве, и сама трава, предметы в их целокупности, мягко переходящие в мелочь предметов, составляющих целокупность, но тоже целокупных, как книги на длинных полках, форма спортивного лимузина, промчавшегося по шоссе, это ад, щерящийся своими зевами, неприкрыто глазеющий, с чувством молчащий везде и всегда, в каждой вещи, в каждом слове и в любом аромате - во всем, что есть очевидного, скрытого и полуобнаженного, во всем большом и малом, в клетках тела, если рассмотреть их... Если вы рассмотрите ладонь, то увидите маленькие детали одного ада, маленькие личности, с ледяным достоинством существующие сами по себе.

Вибрация, из которой создана плоть, все звуки, цвета, я слышу ее, вижу ее переходы, как она распространяется из центра нейтронного взрыва, целует атомные ядра вашего помойного ведра, научая их искусству звучать на особый манер, испускать тонкие ароматы, как в аду, выглядеть как ад, то есть как будто ад меняется на ваших глазах от того, что его поцеловал другой ад - так это хотелось бы видеть в самых оптимистических снах, но реальность много страшнее, много хуже, несоизмеримо непонятнее. Ибо кто понимает, почему волна идет за другой волной - на самом деле никто.

Плоть и пылинка или платье и грязь, которая прилипла к краю, две разные волны, в которых нашло выражение бесчисленное множество других, зачастую малоизвестных волн, волн пустоты в пустоте. Одно не портит другого, и другое не портит одного, каждое имеет свое лицо - лицо, представляющее собой истинное лицо ада.

Свойство просто любви

Рассматривая вопрос о свойствах живых существ, шире - о свойствах как качествах, связанных силами персонификации, - то есть о свойствах также и мертвых существ, о свойствах, которые облекаются формой, например формой камня, авторучки или лисицы, равно как одуванчика, совершенно отдельно растущего среди себе подобных (а рассматривая одуванчик как персонификацию свойства, мы обращаемся к одному отдельно растущему среди себе подобных - видя его на лугу или в идеальном представлении воображения), ученые заметили, что каждое свойство имеет свое особенное назначение.

Эта прописная истина нередко намеренно забывается под предлогом необходимости иллюзорной чистоты "сознания", что в современном мире хорошо видно на примере борьбы со всякого рода "комплексами", которые, якобы, играют негативную роль (как будто таковая уже самим фактом ее констатации всеобъясняюща и самодостаточна), в-частности провоцируют негативные ощущения, в чем, разумеется, нельзя сомневаться, но следует заметить, что они представляют собой ничто иное как атрибуты тех-же свойств.

Тяга к позитивным ощущениям невольно тендирует к склонности их испытывать посредством мгновенного возбуждения, отрицающего неизбежность возмездия, точнее слепого к здравому смыслу. Такое возбуждение является атрибутом, например, противоестественной любви, являющейся одним из фундаментальных, но тем не менее не наиболее распространенным в природе свойств. Так, например, рассматривая так называемых животных, мы редко увидели бы у них противоестественную любовь.

Что-же такое противоестественная любовь? Древние считают, что к таковой следует относить такие формы "любви" как "братская", "всеобщая" и "просто любовь" - под просто любовью следует понимать любовь, которая коррелируется с Богом как наиболее простым из существ, то есть стоящим в иерархии выше камня и на два порядка выше растения. Иными словами, просто любовь это душевная болезнь, подразумевающая прямые связи иерархически напрямую несвязанных инстанций.

В свою очередь такие формы любви как плотоядная, половая и страстная, должны рассматриваться как естественные. Надо уточнить, что страстная любовь является комплексным свойством, мало распространенным в природе, но тем не менее заимствованным человеком.

Древние учат, что совокупность ярко выражаемых склонностей человека выражает спектр его свойств и тем самым напрямую указывает на то, к какому Предку возводится он. Таким образом он обладает теми-же полезными и естественными свойствами, как и другие существа, входящие в иерархию этого Предка (или высшего существа, стоящего на ее первом месте и определяющего всю картину мира, какую оно видит во сне). Так, например, свойством пираньи является ненависть, и человек, причастный одной иерархии с нею, склонен к ненависти - это делает его удачливым во всех начинаниях.

Мы не случайно обратились к примеру ненависти, поскольку это свойство является фундаментальным и связывает всех живых существ. Именно ненависть, а не что-то другое, присуща всем, вне зависимости от иерархической принадлежности, и в каждом случае она обеспечивает процветание. Ненависть помогает как хищнику, так и травоядной жертве. Эта гнетущая ненависть - суть то, что проницает все иерархии живых существ, давая им возможность видеть друг друга. Гнетущая ненависть - не ярость, не бешенство, не гнев, - является красной нитью, и тот, кто о ней знает, ничто перед тем, который ею наполнен.

С другой стороны, мы увидим, что противоестественных видов любви в природе (естественно) нет и нет никаких животных, которым улыбнулось бы что-то в связи с этим свойством, тогда как магнит может притягивать к себе металлы. Можно поставить под некоторое сомнение правомерность того, что это притяжение связано с любовью, однако следует учитывать существенное превосходство сознания минерала - его неестественная любовь совсем не равна противоестественной любви человека; не будет ошибкой сказать, что в его случае все разновидности любви сливаются под общим знаменателем некоей особой страстной симпатии, никоим образом не могущей быть принятой или понятой со стороны низших существ.

Человек, заглушающий так называемые "комплексы", с трудом находит подобие в мире животных, но отдаленно напоминает курицу, если бы той сделали лоботомию и физиологически усовершенствовали таким образом, чтобы она научилась улыбаться. Это бесполезное существо было бы проникнуто противоестественной просто любовью и заняло бы достойное место в контингенте населения современной иудеохристианской цивилизации.

суббота, 2 мая 2009 г.

Нетварные измерения вещи

Сверхбыстрое постигается сверхмедленным, а медленное быстрым. Древние учат, что вещь постигается моментальным.

За всякой вещью открываются измерения: постигаемого и непостигаемого присутствия, постигаемого и непостигаемого отсутствия; ассоциативный ряд присутствия и отсутствия, ведущий к другим вещам. Однако Чандаяна обращает внимание на нетварное измерение каждой вещи, представляющее собой отражение реального существования, а именно, существующей не-вещи.

Очень часто нетварное подменяется понятиями, базирующимися на определениях бесплотного, невидимого или воображаемого. Каждое из этих определений в отношении нетварного полностью неверно. Так воскресение во плоти не подразумевает акта Творения, напротив, оно может находиться в его рамках и быть таким образом тварным, либо не находиться.

Ситуация, в которую поставлено ограниченное тварным миром сознание, диктует невольно прибегать ко всем средствам экзистенциального опыта для выражения также и того, что не может быть его содержанием. С точки зрения инстанции формального мира именно Творение является определяющей мерой всего, в том числе небытия. Вместо небытия применяются образы идеального, представляющегося таким-же как и все бытующее в рамках Творения, но гораздо лучшим и безупречным, наполненным большими чувствами, знаниями и более интересными, верными вещами. Отсюда происходит тяга к утопическим прожектам и мечтаниям с одной стороны, к известному пессимизму относительно перспективы Пути с другой. Человек в принципе не способен уяснить безотказности и полноты собственного уничтожения по ту сторону порога, того обстоятельства, что на той стороне нет ничего.

Чандаяна учит довольно интересной методике мгновенного открытия нетварной протяженности вещи. Как сообщает Кродхананда, этот метод был разработан им в конспирологических целях.

"Зная о том, что за мной идут, но не имея морального права довести до цели, я намеренно сворачиваю с Пути, делая так, словно меня привлекло нечто важное. Достаточно одного взгляда на нетварные протяженности вещей, на безграничные иерархии ужаса, наполняющие собой темноту, чтобы сократить численность идущих по Пути."

"Все очень просто - когда я вызываю необыкновенное алое свечение во всем окружающем мире, все решают, что космос окрашивается так называемым красным веществом и уже знают, что сейчас откроется нечто очень хорошее."

Измерения ужаса, не знающего никаких аналогов в экзистенциальном опыте, превосходят все явленные и неявленные состояния вещи также, как океан превосходит песчинку на берегу, а небытие превосходит собой бытие, потому что тот мир, в котором существует не-вещь, не является идеальным и цветуще многообразным - на самом деле он не является ничем и сущностно богат как само сердце Пустоты.

пятница, 1 мая 2009 г.

Шаман

Красные крылья Шамана простирались на шестнадцать тысяч йоджан в каждую сторону, он менял миры как перчатки и никто не ведал, где дом его - дом его, по-преданию, окруженный частоколом из зубовного скрежета. Цокот зубов следовал за ним, как шлейф за летучей звездой, и каждый удар клыков переносил его еще дальше - как удар по карте, в которую уходил он, по картине, в которой исчезал, плюя через плечо в искаженные инстинктом ужаса лица минуемых измерений.

Поначалу у него было только шестнадцать видов живых существ, но пришло время и он подчинил миллионы - не огнем, так мечом - не мечом, так доверием, - не доверием, так страхом. На пепле, на снегу, на воде он писал установленный знак в форме стрелы и находилась дюжина желающих исполнить работу. К его мнению было принято прислушиваться и иметь основания считать всякое решение окончательным решением Бога. Его косой взгляд мог переворачивать представления живущих о мире, о мире живых и мире мертвых.

Однажды он вырвал из сердца Земли старый черный камень со следом копыта и вызвал обратно Начало. Вселенная изогнулась и население ее в течение года занималось лишь поднесением дул к собственным вискам. Даже малые дети, которым не полагалось носить оружия, находили в себе силы залезть под автобус и просунуть крошечную головенку под искаженное гримасой истошного воя черное колесо.

Там он уничтожил не только мир живых, но и мир мертвых, когда открывал тоннель для общности своих интересов. Он видел бесчисленное множество неприятных навеки незалежных трупов, вившихся вокруг никого и ничего. Ни один из них не смел приблизиться к нему. Им было некуда деться. Та страница впоследствие была просто закрыта и никто не знает, что могло стать или не стать с тем пустым местом.

У этого могущественного Шамана была одна слабость или, если перефразировать, сила. Дело в том, что его обожали.

Никто не может купить любовь, не зная, какова может быть цена за нее. Дорогую любовь покупают за жизнь - на одной чаше весов лежит обожание, жизнь и неумирание, а на другой великие регалии, перед которыми склоняются все миры. Итак, Шаман получил регалии, а другая сторона, назовем ее Божественной Быстротой, его жизнь. Его жизнь нужна была ей постольку, поскольку она обожала его и не хотела, чтобы он умирал. Начнем с того, что она и сама его еще ни разу не убила, это раз.

Начало этой истории теплится в стародавних временах, о которых молва давно уже не ходит, а если и ходит, то имеет тенденциозный окрас. Шаман тогда был одним из бессмертных, вступивших на опрометчивый путь единоверия.

Если высшее существо верит во что-то одно, - а вера высшего существа означает, что будет рожден предмет, - когда оно верит только в одно, то это влечет с собой деградацию. Постепенно вы перестанете питать слабость к одерживанию сразу тысяч или сотен тысяч родов живых существ, наличествующих исключительно как инстанция вашего сна, опуститесь до одержания чего-то одного и со временем начнете воплощаться.

Сначала Шаман не замечал негативных сторон выбранного пути, пока однажды не почувствовал нечто вроде экзистенциальной боли, которую не долго думая решился утешить путем самоограничения. На самом деле он уже был необратимо болен бытием. Он стал стремиться к собственному исчезновению, считая, что для этого необходимо стать камнем. С этой целью он последовательно менял свои формы, что занимало многие тысячи лет, пока не стал растением, обыкновенным одуванчиком, откуда, как он считал, лишь несколько шагов до камня. Он не учел того, что страдания являются масштабируемой константой и рассчитаны на то, чтобы быть испытываемыми в полной мере как полубогами, так и кусочком соли, затерянным среди песка на берегу океана.

В те времена, когда он безвыходно сидел в форме растения, Божественная Быстрота строила план уничтожения существующего космоса. Излишне подчеркивать, что Шаман понравился ей не в свете перспектив, которые целиком подчинялись ее великолепной воле. Она не могла спасти или наградить кого-то из побуждений кредитора или инвестора, так как то, что она могла бы получить как оплату в любом случае оказывалось непропорционально меньше того, что происходило из самого ее существования.

Зная о том, что Шаману уготована особая роль, она тем не менее, загорелась обожанием и невольно прикусила губу от огорчения, увидев, что Шаман готовится стать камнем и сильно пострадать из-за своего пагубного увлечения Творением.

-Умоляю, - шептал тот тысячами цветков, слепо вперившись в зеницу волнующегося неба, - спасите.

Слова эти звучали несколько примитивно, потому что ум Шамана к тому времени сильно ослаб. Он помнил лишь самое основное, что когда-то делало его бессмертным, а теперь сократилось в соответствие с наложенными сознательными ограничениями.

-Убейте! - Молил он день ото дня, повторяя эту молитву снова и снова.

-Действительно-ли ты, Шаман, хочешь этого? - Переспросила Божественная Быстрота. Не то чтобы она не доверяла мудрости Шамана, а просто хотела еще раз услышать его. Когда она коснулась его стебля когтем, он на мгновение обрел дар пространной речи.

-Да, - сказал он, - я нахожу все существование полным страданий. Меня ужасает перспектива вечной экзистенции. Куда бы не воплотился я, везде нахожу одно и то-же.

-Ну хорошо. - Кивнула Быстрота, которая видела снедавшую Шамана болезнь и знала, что тот обречен.

-Ты можешь уничтожить меня?

-Да. - Ее глаза подернулись пленкой. - Это я могу.

Она говорила правду - в ее божественных силах было сделать это. Она могла уничтожить Бессмертного, пригласив того вместе с собой в Сердце Пустоты.

-Вот что, - сказала она Шаману, словно пробуждаясь из сладостной грезы, - я обещаю уничтожить тебя, когда наступит нужный час. В обмен ты получишь мои регалии, которыми приведешь в ужас и трепет все миры, куда прискачешь на твоих ножках. А вот эти крылья помогут расширить сферу твоего влияния. Доволен?

Шаман покачал стебельками, что символизировало утвердительный ответ.

С того самого дня началось возвышение Шамана, и каждый шаг его, каждый жест был проникнут блаженством, завидев призрачный свет которого многие срывали шляпы с голов, решая, что не Шаман это, а сама Божественная Быстрота идет. Это заблуждение, впрочем, скоро развеивалось, потому что, в отличие от Быстроты, двигается коея с грацией козочки, Шаман в валкости своей себя не стеснял и шагал во всей славе, являясь то с огнем, то с мечом, то с состраданием, то просто с делом каким-нибудь. Ей-же в знак любви своей отсылал он с демонами ежедневно жертву какую-нибудь, на кого косо посмотрит, хватайте мол вот этого, а Быстрота пускай решает.

И вот бывало она в полной темноте, в том чудесном полном многообразия и разных протяженностей сердце пустоты заслышит колокольчик - и выйдет к посыльным, а жертве скажет так:

-Не будешь коверкать имени Бога твоего, имени Господа не станешь произносить с неверным ударением. - Это, значит, шикарное наказание такое. Несчастный в крик, в слезы, мол, никогда не коверкали уста мои имени Господа Бога моего, но вокруг все только смеются, а Быстрота пальчиком грозит наполовину шутливо.

-Сейчас может не коверкаешь, а потом когда-нибудь предашь нас всех. - Грозно отвечала Быстрота под счастливый смех подруг своих и соратниц по сестричеству. Затаптывали они провинившегося да мочалили его, а что за мотивы имел Шаман или какой точил зуб, о том Быстрота строго настрого запрещала спрашивать.

-У нас нет повода не доверять его косым взглядам. - Учила она младших сотрудниц. - Только тот, кто испытал бытие на себе, может квалифицированно жертвовать Нам, решая, готово-ли это причаститься к блаженству в Нашем обществе. Давайте-же насладим тварь всеми когтями и копытами, да будет она подобной ароматному швейцарскому сыру или песне альпийского ветерка.
 

Поиск

D.A.O. Rating